Аргументы и Факты: Третий на «Титанике»

В последний раз страна вспомнила о «подводном
пилоте» Анатолии Сагалевиче летом прошлого года, когда российская
экспедиция на глубоководных аппаратах «Мир-1» и «Мир-2» водрузила
национальный флаг на Северном полюсе.
Впрочем, ему и без того славы не занимать. Даже космонавтов в
стране много, а он, Сагалевич, такой один!
Его «Миры»
— О чём надо было мечтать в детстве, чтобы в зрелом возрасте стать
самым известным в стране гидронавтом?

— Я родился в 1938 г., детство пришлось на
военные и послевоенные годы. Несмотря на то что время было бедное,
моё поколение много читало. Читало запоем, за одну ночь, передавая
книги из рук в руки и зачитывая до дыр. Среди них были и «20 тысяч
лье под водой» Жюля Верна, и «Маракотова бездна» Конан Дойла, и
«Человек-амфибия» Александра Беляева. Позднее в руки ко мне попала
книга Уильяма Биба «Полмили вниз» о погружениях в батисфере в 30-е
годы ХХ в. Однако не могу со стопроцентной уверенностью сказать,
что мечта о погружениях пришла именно тогда. Просто это сидело
где-то в подкорке и ждало «команды на всплытие».

Дождалось — в 1965 г. я пришёл работать в
Институт океанологии им. П. П. Ширшова РАН, а в начале 70-х годов
стал заниматься глубоководными обитаемыми аппаратами (ГОА).
Началось всё со строительства в Канаде аппаратов «Пайсис».

— Почему СССР, страна, которая строила огромные
подводные лодки с баллистическими ракетами, заказывала небольшие
аппараты на стороне?

— В СССР пытались строить собственные ГОА, но у
нас тогда был совершенно другой уровень технологий. Наши строились
по стандартам, утверждённым ещё в 40-х годах. К тому же советская
промышленность требовала на создание чего-то подобного не менее 15
лет, требовала, чтобы аппараты были запущены в серию не менее 10-20
штук, а ради меньшего, мол, и мараться не стоит — не оправдывает
затраты. Канадцы, у которых заказывались «Пайсисы», и финны,
которые строили «Миры» по нашему проекту и под нашим руководством,
так не считали. В результате построить аппараты за рубежом
оказалось и быстрее, и дешевле! «Пайсисы» уже давно выработали свой
ресурс, а «Мир-1» и «Мир-2» даже через 20 лет после постройки
остаются уникальными и лучшими в мире. Неслучайно Джеймс Кэмерон
обратился именно к нам, когда потребовалось погружаться на
«Титаник» и снимать другие фильмы.

— Кстати, вы были первым человеком, который
своими глазами увидел «Титаник» после того, как он затонул в 1912
г.?

— Нет, первым был американский учёный Роберт
Баллард, сотрудник Вудсхольского океанографического института. Он
обнаружил легендарный корабль в 1985 г., а в 1986 г. погружался к
нему на аппарате «Алвин». Потом там работали французы на ГОА
«Наутилус». Наша первая экспедиция на «Титаник» состоялась в 1991
г. Тогда я его и увидел.
Там всё не так
— С какой экспедиции вы были срочно отозваны для работы на
затонувшей подлодке «Курск»?

— Это был 2000 год. Сперва мы с Кэмероном
снимали фильм «Призраки бездны», потом были запланированы
погружения с пассажирами — 16 человек заплатили большие деньги,
которые предназначались для оплаты экспедиционных расходов. Но в
начале сентября мне на экспедиционное судно «Академик Мстислав
Келдыш» позвонил академик И. Д. Спасский, глава
cанкт-петербургского КБ «Рубин», спроектировавшего «Курск», и
сказал: «Кончай заниматься ерундой, тебя ждут на «Курске». Пришлось
срочно «нырять» с туристами и, отказавшись от контракта на работу в
Бермудском треугольнике, идти к родным берегам. Хотя на самом деле
никакой особой срочности, увы, уже не было. С момента катастрофы
прошло 3 недели, и выживших не могло быть даже теоретически. Тем не
менее «Миры» потребовались для того, чтобы оценить состояние лодки
и решить, есть ли необходимость её подъёма. В 20-х числах сентября
мы за 5 дней совершили 5 парных погружений по 10-14 часов каждое.
На базе наших данных, а это более 30 часов видеозаписи, несколько
сотен фотографий и более 30 поднятых на поверхность фрагментов
лодки, было принято решение о дальнейшей судьбе «Курска».

— Военные тогда выдвигали версию о столкновении
с иностранной подлодкой…

— Несостоятельность этой версии стала нам ясна
уже в результате первого погружения. Всё говорило о том, что в
носовой части «Курска» произошёл внутренний взрыв. Правда, открыто
сообщать об этом мы тогда не стали. Почему-то у нас, когда, не дай
бог, чего случится, первым делом стараются замолчать правду.
Впрочем, потом военные сами признали, что причиной катастрофы был
взрыв на борту собственной торпеды.

— 31 год назад только что купленные в Канаде
«Пайсисы» в качестве дебюта погружались в озеро Байкал. В этом году
вы собираетесь вернуться туда, только уже на «Мирах».

— Тогда озеро было исследовано очень мало.
Учёные никогда не видели, что делается на больших глубинах.
Помнится, в одно из погружений мы взяли известного гидробиолога
Ольгу Михайловну Кожову, много сделавшую для изучения байкальской
фауны. Первое, что она сказала своим коллегам после всплытия, было:
«А там всё устроено не так, как вы думаете!» Байкал представляет
собой трещину в земной коре, края которой продолжают раздвигаться
со скоростью 2 сантиметра в год. Выходит, с того первого погружения
озеро по ширине (а это 50 километров) увеличилось на 62 сантиметра!
Я уверен, что в предстоящей этим летом экспедиции нас ждут новые
открытия.

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram