Байкал в XVIII-XIX веках

В XVIII в. началась прокладка дорог между острогами, что способствовало заселению Байкальского региона. К середине XVIII в. был проложен знаменитый Московский тракт, вдоль которого ставились зимовья, деревни, почтовые станы и т.д. В начале XIX в. на других трактах также возник ряд сел, заселенных, прежде всего, русскими государственными крестьянами. В частности, на тракте от Байкала до Кяхты было 24 таких поселения. К 60-м гг. было построено сравнительно много крупных крестьянских селений (сел, слобод, деревень), куда в основном прибывали добровольные переселенцы.

Вслед за правительственной военнослужилой и земледельческой колонизацией хлынула целая волна народной колонизации (гулящие люди, безземельные крестьяне, холопы, преступники, беглые люди). Тяжелые условия жизни заставляли их ехать в далекую Сибирь, чтобы искать более легкого житья,

В XVIII в. русские переселенцы в Сибири состояли, как и в XVII столетии, из представителей так называемых «тяглых» слоев. Тем не менее, следует признать, что состав русских поселенцев в это время стал более сложным.

Большую часть русского населения Сибирь привлекала возможностью найти здесь лучшую долю, под которой понимались обладание землей, желание быстро разбогатеть, нажить капитал, освободиться от крепостной зависимости, избегнуть наказание, стать свободным человеком. Однако все это вовсе не означало, что в далекий Сибирский край переселялись только бедные и несчастные люди. Процесс заселения и освоения сибирской территории русскими в основном проходил стихийно, правительственные мероприятия лишь в отдельных случаях оказывали существенное влияние на этот процесс. О масштабах этого стихийного процесса и внутреннем росте уже осевшего старожильческого русского населения ясно свидетельствуют следующие данные. Так, с 1678 по 1710 гг. количество русских дворов в Сибири возросло на 47,9 %. с 1710 по 1795 гг. русское население возросло в 2,4 раза и насчитывало 412 тыс. человек (мужского пола). Такой рост в условиях феодально-крепостнических отношений нельзя не признать весьма значительным.

В первой половине XVIII в. территория, осваивавшаяся русскими, заметно увеличивалась. Правда, русские селения сначала были мелкими, расположенными далеко друг от друга. Так, в верхнем течении Селенги на расстоянии 150 верст было всего 16 дворов. Далее, по Чикою — на расстоянии 284 верст было расположено 29 дворов, от Удинска до Тарбагатая — 21 двор, в трех Иволгинских деревнях 8 дворов и т.д. Примечательно, что больше населения имели острожные селения и слободы. Такими, в частности, были Кабанский острог — 67 дворов, Ильинский острог — 65 , Покровская слобода — 16, Архангельская — 23, Твороговская — 26. Хотя в нижнем течении Селенги русские селения были чаще и многолюднее, тем не менее, были деревни, в которых насчитывалось всего 1-2-5 дворов (Посольская (1), Беломошская (2). Таракановка (3), Сотниково (5) и др..

Русское население численно преобладало и быстрее увеличивалось в уездах, где были более благоприятные условия для занятий земледелием. В 1782 г оно составляло в Нерчинском округе — 61,99 %, в Иркутском — 51,62 %, в Сретенском — 100%, в Доронинском — 71 % и т.д.

В связи с увеличением населения возникали все новые и новые виды русских поселков вокруг Байкала и дальше — города, городки, селения, починки. Так, в XVIII в. в Прибайкалье и Забайкалье были созданы Иркутский, Баргузинский, Селенгинский, Нерчинский, Верхнеудинский уезды. В 1719 г. в Иркутском уезде проживало 45089 русских, в Селенгинском, Баргузинском и Нерчинском — 29918 человек, в 1745 г соответственно — 43792 и 68166 русских. К 1795 г. их численность возросла в Иркутском уезде до 120891 чел., в Верхнеудинском уезде — 77094 чел., в Баргузинском — 6612. Как видно, общая численность русских в крае из года в год увеличивалась.

При этом русские переселенцы по своему социальному положению входили в состав мещан, купцов, цеховых, государственных и экономических крестьян и т.д. Обширней становилась и география, откуда стекалось русское население в отдаленный сибирский край (Вологодская, Архангельская, Пермская, Вятская, Орловская, Тверская, Рязанская, Ярославская, Тульская и др. губернии). Прибываемое из России население создавало поселения вдоль трактов, по берегам рек, селилось около заводов, но обычно по наиболее удобным для земледелия и промыслов местам.

В 1799 г вышел указ «О заселении земель между Байкалом, рекою Верхнею Ангарою, Нерчинском и Кяхтою отставными солдатами, ссыльными и помещичьими крепостными людьми, отдаваемыми в зачет рекрутов», по которому направлялись поселенцы в Забайкалье из центральных губерний. В частности, указом было предписано поселить в Забайкалье 10 тысяч душ с семьями и одиночек не старше 45 лет. Отставные солдаты именовались «государственными поселянами», а крепостные крестьяне и преступники — «ссыльными» (через 10 лет «прилежной» жизни их могли перевести в разряд государственных поселян).

Следует обратить внимание и на то, что в XVIII в. для населения Сибири в целом правительство широко использовало ссылку, которая в дальнейшем стала постоянным видом переселения русского населения из европейской России. Так, одними из подобных первых засельщиков края были ссыльные стрельцы. Одни из них подняли восстание в 1698 г. в Москве, другие — бунт за русскую старину в 1705 г. в Астрахани, третьи — восстание на Дону. В результате большое число стрельцов было наказано ссылкой. Они селились во всех острогах по бескрайним просторам Сибири, основывая целые селения. Были такие селения и вокруг Байкала.

В первой половине XVIII в. правительством было издано несколько разных указов о ссылке в Сибирь. Так, в 1729 г. — о ссылке разных беглых и бродяг, в 1730 г. — о ссылке беглых за границу, в 1733 г. — о ссылке за подделку золотых и серебряных вещей, в 1737 г. — о ссылке помещиков, виновных в отдаче в рекруты чужих людей, в 1739 г. — о ссылке заводских мастеровых и рабочих людей за пьянство и азартные игры. Все эти репрессии представляли собой так называемую административную ссылку и не влекли за собой ограничение в правах.

Позднее, при императрице Елизавете в 1753-1754 гг. появились указы о замене смертной казни ссылкой в Сибирь. В 1760 г. вышел указ, по которому крестьян ссылали «за предерзости». По этому указу помещикам было предоставлено право ссылать — в зачет рекрутов-крестьян не старше 45 лет, вместе с семьями, причем за отправляемых детей правительство уплачивало от 5 до 20 рублей за каждого.

Во второй половине XVIII в. в Сибирь также отправлялось большое число религиозных раскольников. Особенно много их было поселено в Забайкалье, где они получили название семейских, так как отправлялись в Сибирь и жили здесь семьями. Это были представители старообрядчества, которых в то время немало имелось в России.

Одной из групп русского населения, расселяемого по просторам Сибири, были сосланные в виде наказания крепостные крестьяне. Ими, сосланными, как говорилось, в «зачет рекрутов за предерзости» были образованы целые села — Верхне-Талецкое, Ононоборское, Торейское, Нарынское. Хандага, Тайское и др. — в Верхнеудинском округе; Александровское, Ундинское, Верхне-Читинское, Бальзанино, Тыргытуй, Аргалей и др. — в Читинском.

В связи с развитием торговых отношений с Китаем правительство предполагало с помощью добровольных поселян развить здесь промышленность, земледелие, скотоводство. Им обещали давать по 30 десятин земли на душу, сельхозорудия, семена, хлеб, освободить от податей на 10 лет. В целом к концу XVIII в. русское население в Прибайкалье и Забайкалье по сравнению с XVII в. удвоилось. Это увеличение, помимо продолжавшегося переселения, было связано с заметным естественным приростом русского населения, особенно крестьянства.

Сразу же с приходом русских в Сибирь, стала складываться старожильческая часть русского населения. В XIX в. основными сословными группами среди русского старожильческого населения в крае были крестьяне и казаки. Последние жили преимущественно в пограничных линиях и городах. По происхождению казачество рекрутировалось из крестьян, гулящих людей, бобылей, дворян, боярских детей, посадских и др. В течение XIX в. правовой статус, социальная база и численность казачества существенно стали изменяться.

До XX в. юридическим собственником земли было государство. В 1900 г. вышел «Закон о поземельном устройстве». До этого землей в условиях Сибири пользовались на основе обычного права (местных обычаев), т.е. брали столько, сколько могли содержать. Земельные угодья складывались из усадебных мест, пашен, сенокосов, лесов. В самом начале первые переселенцы имели возможность «облюбовать» себе участок, где и строились, постепенно расширялись, где находили «удобные места». Эти земли отходили им в пользование по праву первых переселенцев. Последние сыграли важную роль в хозяйственном освоении Прибайкалья и Забайкалья, расчищали кустарниковые заросли под пашни, разводили скот, развивали промыслы и т.д.

В ХIХ в. Иркутская губерния и Забайкальская область по-прежнему оставались местом каторги и ссылки. В 1806 г. правительством было издано специальное «Положение для поселений в Сибири», на основании которого местные власти были обязаны следить за водворением поселенцев, помогать им, даже на первых порах выдавать семена, скот, лес, сельхозорудия и т.д. Согласно «Положению» для поселения были определены Забайкалье и прилегающая к Байкалу часть Иркутской губернии. В 1822 г. был составлен специальный «Устав о ссыльных».

Таким образом, ссылка становилась все более легитимизированной, ссыльные являлись важным источником пополнения русского населения. По характеру наказания они делились на ссыльнопоселенцев, политических и каторжных. В связи с активизацией общественно-политических движений в России ссылка в Сибирь стала использоваться правительством как средство изоляции от остального общества так называемых государственных преступников, в частности, радикально настроенных элементов (народников, анархистов, в целом революционеров). Увеличение численности ссылаемых неизбежно приводило к возрастанию русских в крае. С этого времени ссылка стала приобретать в основном политический характер

Целую эпоху в жизни Забайкалья и Иркутской губернии внесли сосланные сюда на каторгу (а затем на поселение) политические ссыльные, в частности, — декабристы. На территории только Забайкалья отбывало каторгу более 80 человек — участников Сенатского восстания, из которых 14 декабристов жили затем на поселении в Бурятии. Всех их отличала высокая образованность. Разносторонний вклад их в развитие местной жизни трудно переоценить. Декабристы оказали влияние буквально на все стороны жизни края — развитие сельского хозяйства, промышленности, промыслов. Самое же главное — они принесли в Забайкалье высокую, европейского уровня, культуру, образцы нравственности и духовности.

Весьма благотворное влияние на развитие местного населения оказали забайкальские поселенцы из числа декабристов — братья Н. и М. Бестужевы и К. Торсон (Селенгинск), братья М. и В. Кюхельбекеры (Баргузин), братья Борисовы (с. Подлапатки). Они внесли большой вклад в развитие экономики, науки, образования края. Огромное влияние на развитие культуры оказали также «иркутские» поселенцы — князья Трубецкие, Волконские, дома которых притягивали многих жителей как образцы светской жизни. Своей бескорыстной деятельностью и безупречной жизнью декабристы снискали особую любовь сибиряков.

Между тем заселение ссыльными сибирских окраин продолжалось. В конце XVIII- начале XIX вв. сибирские деревни активно пополнялись переселенцами из числа ссыльных. К 1828 г. в Иркутской губернии и Забайкалье числилось 8800 человек, сосланных на поселение. Надо отметить, что не все ссыльные поселенцы устраивались на новом месте благополучно. Многие были вынуждены наниматься на работу к крестьянам-старожилам или пускались «в бега». Особенно увеличился поток ссыльных поселенцев в связи с участившимися крестьянскими движениями в России после реформы 1861 г. Во второй половине XIX в. особенно активизируется политическая ссылка (революционеры-демократы, участники восстаний 1863-1864 гг. в Польше, Литве, Белоруссии, участники рабочих организаций, марксистских кружков и др.). Подавляющее число политических ссыльных при этом направлялось обычно в Иркутскую губернию и Забайкалье.

Если в 1866 г. в Забайкалье числилось каторжных — 4756 человек, ссыльных — поселенцев — 15907, то политических ссыльных сравнительно немного — 270 человек. Общий удельный вес каторжных и ссыльных в это время составлял 7% от общего числа русского населения, которого тогда в Забайкалье было 269217 человек.

Во второй половине XIX — начале XX вв. в Иркутскую губернию и Забайкалье царское правительство стало ссылать народовольцев, социал-демократов и других революционеров. Моральное и культурное влияние этого поколения политических ссыльных на местных сибиряков оказалось очень большим.

Так, ссыльные — народовольцы, социал-демократы, эсеры, анархисты и другие революционеры занимались на местах поселений педагогической деятельностью, изучением края. Благодаря им в крае открывались музеи (в Иркутске, Кяхте, Нерчинске), библиотеки. Под их влиянием местное население включалось в общественную и политическую жизнь.

До середины XIX в. законодательство России не знало административной ссылки, но практически она применялась как ссылка «по высочайшему повелению». В 1870 г. губернаторы получили право в случае беспорядков высылать главных «зачинщиков в административном порядке в одну из восьми губерний Европейской России. В 1887 г. была введена массовая административная ссылка под надзором полиции в Восточную Сибирь. В целом в пореформенный период выявилась тенденция роста административно сосланных. Такая ссылка широко осуществлялась не только по распоряжению государственной власти, но и по приговорам сельских и мещанских обществ на местах.

В начале XIX в. ссылка была формально несколько ограничена. Строительство Сибирской железной дороги, пароходное сообщение увеличивали возможность для побегов ссыльных. Сказывалась несостоятельность расчетов на колонизационное значение ссылки. Специальным законом 1900 г. отменялась ссылка на жительство и ограничивалась ссылка на поселение для уголовно-ссыльных. На политическую ссылку закон 1900 г. распространен не был. Однако на практике и после 1900 г. ссылка в Восточную Сибирь (включая Забайкалье) применялась в широких масштабах. Такое большое число ежегодно ссылавшихся в Сибирь объясняется стремлением правительства извлечь как можно больше экономических выгод из русских ссыльных. Но, несмотря на это, местным властям не всегда удавалось устроить их так, как это было нужно. Поэтому ссыльные чаще устраивались сами, как могли. По этой причине правительство постепенно стало отказываться от ссылки как средства заселения Сибири.

Конечно, кроме политических ссыльных край пополнялся и уголовными элементами, что отнюдь не способствовало сохранению нравственного уровня сибирского общества. В целом ссылка наложила рельефный отпечаток на всю сибирскую историю, сыграла важную роль в заселении и хозяйственном освоении Сибири.

Источники:

www.kcmb.ru

Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в telegram
Telegram