Длиннее Китайской стены

Призвание Кристиана Шубёка – защита природного и культурного
наследия. В 1998 году по его инициативе в мировой практике был
создан прецедент: впервые под эгиду ЮНЕСКО попал железнодорожный
объект – участок австрийской железной дороги, проложенный в
середине позапрошлого века через Земмерингский перевал в
Альпах.

Житель Вены Кристиан Шубёк, генеральный секретарь
природоохранной организации Alliance for Nature, на своей родине
известен по многим экологическим акциям. В конце 1980-х он выступал
против строительства крупных электростанций в восточных Альпах и на
Дунае. С 1990 года стал работать ландшафтным экологом по проекту
ЮНЕСКО «Конвенция об охране культурного и природного мирового
наследия». В сфере его профессиональных интересов и железные дороги
мира.

Мы встретились с Кристианом в Хабаровске, куда по приглашению
Дальневосточного гуманитарного университета он приехал с
лекциями.
В одном из местных кафе, где идёт наша беседа, листаю книгу о
дороге Земмеринг. Даже с рисунков и фотографий виды железной дороги
впечатляют. Путь вьётся серпантином между живописными горами, то
теряясь в распадке, то выныривая из тоннеля на арочный виадук.
Рассматриваю эти альпийские пейзажи, впечатление такое, что природа
и воплощение инженерной мысли слились здесь в едином ландшафте.

Дорога Земмеринг протяжённостью немногим более 40 км считается
первым в мире железнодорожным высокогорным сообщением. Высота над
уровнем моря на ряде участков превышает километр.

Строительство дороги по проекту, автором которого был архитектор
Карл Риттер фон Гега, заняло шесть лет: с 1848 по 1854 год. По тем
меркам темпы работ самые стахановские. Шутка ли: на крутых участках
пути проложено 16 виадуков и 15 тоннелей. Дорога и по сей день
обеспечивает перевозки, по ней пробегают пассажирские экспрессы из
Вены в Триест.
– С появлением дороги началось развитие местности Земмеринг как
курортной зоны. Люди приезжали за горным воздухом и лечебными
водами, – говорит Кристиан. – Расцвет курорта пришёлся на начало
прошлого века, это место в Европе по популярности не уступало
Карловым Варам. Сюда, кстати, любили приезжать и из России,
отдыхала даже царская фамилия.

Земмеринг стал одним из главных достопримечательностей Австрии.
Наверное, не зря и Карл Риттер фон Гега, и его детище были
впоследствии запечатлены на австрийской 20-шиллинговой
банкноте.

И сегодня это посещаемый курорт. Здесь, к примеру, регулярно
проводятся международные соревнования по горным лыжам среди
женщин.

Однако, несмотря на широкую известность, попасть в список ЮНЕСКО
железной дороге оказалось непросто. У Кристиана Шубёка эта работа
заняла пять лет.
– Наконец в марте 1998-го в английском Йорке вопрос рассматривался
на специально созванной ассамблее. К его рассмотрению ЮНЕСКО
привлекла ряд сторонних экспертов по железнодорожному транспорту из
разных стран, поскольку таких специалистов у организации не было,
никогда железная дорога не становилась объектом её внимания. Я
выступил с основным докладом. После дискуссии все задались
вопросом: почему действительно железная дорога не может стать
культурным памятником мирового значения? – рассказывает
Кристиан.

У австрийца нашлись последователи, тем более идти проторённой
тропой было уже легче. Через год, в 1999-м, под защиту Всемирной
организации взята Дарджилинг-Гималайская магистраль в Индии.
Немного спустя список ЮНЕСКО пополнили ещё две линии в индийских
Гималаях: Нилгири и Калька – Шимла, также построенные британцами в
конце XIX века. В 2008 году тот же статус получила Ретишская дорога
на границе Италии и Швейцарии. Со своей стороны Шубёк помогал
инициативным группам консультациями.
Всего, по оценке международных экспертов, в мире есть 20 железных
дорог, которые могут претендовать на включение их в список мирового
наследия. Среди них – Транссибирская магистраль. Генеральный
секретарь Alliance for Nature убежден, что её значение мировой
общественностью ещё недооценено:
– Всего под охрану ЮНЕСКО взяты 911 объектов природы и культуры, 23
из них – в России. Но в их числе нет ни одной железной дороги. Хотя
у вас есть Транссиб, это самое масштабное сооружение человечества,
он протяжённее, чем Великая китайская стена.

На Транссибе Кристиан Шубёк бывал не раз. Может подолгу
рассказывать о своих впечатлениях. Одно из сооружений, восхитивших
его, – мост через Амур у Хабаровска.
– Думаю, днём рождения Транссиба справедливо считать 1916 год,
когда и был построен этот мост. Тогда сомкнулось последнее звено
стальной магистрали, опоясавшей всю Россию. Так что через шесть лет
можно отмечать её столетие, – полагает Кристиан.

Я уточняю: не будет ли статус ЮНЕСКО лимитировать
эксплуатационную работу Транссиба? Всё-таки движение по магистрали
по-прежнему напряжённое. Да, есть идея построить второй путь и
электрифицировать БАМ, после чего пустить тяжёлые составы по
северному широтному ходу, тем самым значительно разгрузив Транссиб.
Но только когда это произойдёт…
– Существующие под эгидой ЮНЕСКО дороги – всё же живые памятники,
не музеи, – успокаивает меня собеседник. – Наоборот, непременное
условие для включения их в международный список – действенность.
Но, согласен, лучше начать с определённого участка на Транссибе.
Моё предложение относится к Кругобайкальской дороге. Она, конечно,
не такая известная, как Земмеринг или дороги в Индии, но с учётом
того, что мировым наследием признано озеро Байкал, шансы есть
неплохие.

– Что даст статус ЮНЕСКО? – переспрашивает Шубёк. – Конечно,
гарантирована защита со стороны мирового сообщества плюс большая
реклама для привлечения туризма. А ведь это хорошая возможность
финансовой поддержки инфраструктуры. Я разговаривал с людьми, когда
был на Байкале, они говорили о нехватке средств на содержание
Кругобайкальской дороги.

Единственное, продолжает австриец, инициатива должна
непосредственно исходить из России. Лет десять назад он обращался
со своей идеей к главе РФ. В итоге из администрации президента
пришёл ответ, что данный вопрос поручено проработать Министерству
путей сообщения. В 2002 году Кристиан Шубёк приехал в Москву для
встречи с тогдашним главой МПС Николаем Аксёненко. Однако его
приезд практически совпал с отставкой министра, в разгаре было
уголовное дело. Обсуждать вопрос о ценности Транссиба с точки
зрения мировой культуры оказалось не с кем.

Впрочем, житель Вены не теряет надежды, что в России у него
появятся активные единомышленники.
– Может быть, это произойдёт через вашу газету, – говорит он.

  Источник: Гудок

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram