ФЕДЕРАЛ ПРЕСС: В Байкале ищут подходы к шельфу Охотского моря

Газогидратов в окраинных морях Мирового океана гораздо
больше, чем на Байкале
Ирина Савина
Недавний визит Владимира Путина на Байкал оживил угасший было
ажиотаж вокруг байкальских газогидратов. Он заодно вернул
актуальность многим вопросам, возникающим у экологов, да и у просто
здравомыслящего населения, способного анализировать заявления,
наводнившие этим летом средства массовой информации. В том числе
самый главный вопрос: не закончится ли это попыткой развернуть
добычу газа на озере? Подробности о том, почему газогидраты надо
непременно изучать на Байкале, читайте в материале
«ФедералПресс».
Сегодня у всех еще свежа в памяти кампания «Роснефти» по прокладке
нефтяной трубы по северному берегу Байкала. За непрекращающимся
лоббированием добычи полиметаллов на Холоднинском месторождении,
находящемся на самом берегу озера в Центральной экологической зоне,
все желающие могут наблюдать в режиме реального времени (ряд
аналитиков, склонны считать, что сама затея с «Мирами»,
финансируемая «Метрополем», держателем лицензии на это
месторождение, своей тайной целью имеет «научное» обоснование
поправок в закон «О Байкале», разрешающих разработку
Холоднинского). Да и у Роберта Нигматуллина, директора института
океанологии им. Ширшова РАН, предоставившего «Миры» для научных
изысканий на Байкале, репутация человека весьма вольно относящегося
к экологическим запретам. Именно он в прошлом году на прошедшей в
Улан-Удэ международной конференции «Приоритеты и особенности
развития Байкальского региона» заявил: «Бурятия не может жить, как
сто лет назад, в чумах, — этот регион надо осваивать. Крикливым
«зеленым» не стоит мечтать о том, что такой большой объект, как
Байкал будет одним сплошным заповедником».
В таком контексте вопрос, как относится к участию в исследованиях
газогидратов на Байкале ВНИИГАЗ – дочерней структуры «Газпрома» —
уже не кажется простой мнительностью «крикливых зеленых». Тем
более, что изучением только залежей этого соединения дело не
ограничивается. ВНИИГАЗ параллельно ведет изучения геодинамических
рисков при прокладке подводных и наземных трубопроводов.
Ученые, впрочем, заверяют, что интерес к Байкалу и его газогидратам
– чисто научный.
«То, что пишут, будто залежи газогидратов на Байкале были открыты
лишь сейчас – не верно, — поясняет академик директор
лимнологического института СО РАН Михаил Грачев. — Академия наук, в
частности наш институт, обнаружили их давно. И изучение гидратов
ведется с конца 1990-х годов. Но раньше мы могли проводить лишь
приборные исследования и изучать образцы, поднятые с помощью
буровых установок – со льда Байкала или со специальных судов.
Благодаря «Мирам» мы смогли увидеть поля гидратов воочию. Мы
получили удивительные, уникальные впечатления – потому и
ажиотаж».
Почему же газогидраты вызывают такой интерес? Газогидрат — это
кристаллическое соединение воды и метана, которое образуется при
низких температурах и высоком давлении. Он, как дружно подчеркивают
ученые, встречается не только на Байкале — в окраинных морях
Мирового океана, например, его гораздо больше. Встречаются гидраты
метана и в районах вечной мерзлоты. Объяснять, какое значение
придается газу в современной энергетике и химии, не надо. Но по
прогнозам ученых, через несколько десятилетий количество газа в
месторождениях на земле убавится, и именно газогидраты станут новым
источником метана. Но промышленный способ добычи – дешевый
безопасный (бурное разложение гидрата метана при подъеме его с
глубины на деле похоже, скорее, на взрыв, с теми же последствиями)
– пока не изобретен. Поэтому во многих странах активно изучают это
вещество, чтобы наконец понять, как можно его добывать.
«Газогидраты на Байкале вызывают особый интерес еще и потому, что в
других пресноводных водоемах ничего подобного не обнаружено, —
добавляет Кирилл Леви, замдиректора Института земной коры СО РАН. —
То есть наши гидраты уникальны сами по себе».
«Но разрабатывать их здесь никто не собирается, — настаивает Михаил
Грачев. — Хотя бы потому, что природного газа еще предостаточно, а
его добыча несоизмеримо дешевле, чем получение метана из
газогидратов. Во-вторых, нет технологии добычи гидратов. И,
наконец, закон запрещает вести разработку месторождений в
центральной экологической зоне Байкала. Просто здесь добывать очень
удобно: Байкал, по сравнению с океаном, маленький, корабли
соответственно дешевые. Вода здесь холодная, а значит больше шансов
поднять кусок гидрата на поверхность. Кроме того, зимой со льда
озера попасть в нужную точку дна проще, чем с качающейся палубы. А
это важно – гидраты не лежат сплошным слоем».
О том же говорит и непосредственный участник экспедиции «Миров»,
сотрудник Лимнологического института Николай Гранин, которому,
кстати, принадлежит рискованное сравнение запасов газа в гидратах
Байкала с объемами Ковыкты. По его словам, озеро — оптимальное
местно для исследований процесса образования гидратов, так как
большая их часть находится в районах вечной мерзлоты и в прибрежных
областях океанов и морей, где исследования вести значительно
сложнее.
«ВНИИГАЗ занимается изучением газогидратов кроме как на Байкале еще
и в акватории Черного и Охотского морей, — уточняет Марина
Томилина. — Байкал привлекает тем, что здесь газогидраты залегают в
толще совсем неглубоко – буквально 40-50 сантиметров от раздела
дно-вода. Кроме того, здесь накоплен большой опыт подобных
исследований — Лимнологический институт СО РАН занимается этим с
1997 года. Сотрудниками института были сконструированы судна,
оснащенные специальным оборудованием для подъема придонных
газогидратов. Ну и уникальная возможность использовать в
исследовательских целях «Миры» тоже сыграла свою роль. Однако речь
о разработке не ведется: озеро Байкал представляет собой природный
полигон, на котором могут быть отработаны современные методы
обнаружения природных газогидратов, а также разработаны способы
добычи газа из гидратов».
По словам Марина Томилиной, на Байкале изучаются не столько способы
добычи гидратов метана, сколько геологические особенности его
залегания и происхождения. Эти знания необходимы для того, чтобы
вести разведку в других районах. Например, главный интерес
газодобывающей компании сейчас вызывают Черное и Охотское моря. По
данным института ресурсы газогидратного метана в Черноморском
регионе оцениваются величиной до 49 х 1012 м3, а ресурсные оценки
газогидратного метана Охотского моря колеблются от 2 х 1012 м3 до
15 х 1013 м3 – из-за недостаточной изученности гидратоносности дна.
К слову, объемы метана в Байкале оцениваются всего в 1012м3.
Поэтому те методы, которые ученые ВНИИГАЗа отрабатывают на Байкале,
в недалеком будущем будут применены в ходе технологической
экспедиции в Охотоморский регион, в формате полевого изучения
придонных газогидратных отложений.

 

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram