ГАЗЕТА.ру: «Нефтяных запасов на Байкале нет»

Артём Тунцов
Завершив первый этап экспедиции «Миры на Байкале», её организаторы
и участники рассказали об итогах погружений аппаратов «Мир».
Добывать здесь нефть и газ – дело безнадёжное. Зато можно разжиться
знаниями – не только о прошлом и настоящем озера Байкал, но и об
устройстве водных экосистем в целом.
Первый этап экспедиции «Миры на Байкале», начавшийся ещё в июле,
завершен. Глубоководные «Мир-1» и «Мир-2» совершили в сумме 28
погружений – по 14 штук на каждый аппарат, изучив шесть районов в
самой глубокой, центральной впадине озера Байкал. И хотя рекордной
глубины между островом Ольхон на западе озера и посёлком Турка на
востоке пилотам «Миров» нащупать не удалось, данных, собранных в
ходе «нерекордных» погружений, учёным хватит на многие месяцы и
даже годы научной работы.
Одну из таких находок учёные продемонстрировали журналистам. Это
голубая губка – представительница эндемичного для Байкала рода
голубых губок, живущих на больших глубинах. Учёные почти уверены,
что этот организм принадлежит к новому виду, потому видового имени
у него пока нет. Изучение губок, которые всю свою жизнь прогоняют
через себя воду, пытаясь уловить крупицы растворённой в ней
органики, позволяет понять природу озера и состав воды на тех
глубинах, с которых были собраны эти неподвижные представители
царства животных.
Однако каждый новый вид – это ещё и окно в прошлое, особенно если
речь идёт об эндемике. Как пояснил заместитель директора Института
океанологии РАН имени Ширшова Михаил Флинт, огромный интерес
представляет генетический анализ новой губки. Дело в том, что по
характеру отличий её генетического кода от её ближайших
родственников можно оценить время обособления этого вида. А
поскольку больше такие губки нигде не встречаются, то сравнение с
другими животными этого типа позволит учёным понять и историю
самого Байкала.
С последней также далеко не всё ясно. Учёным уже давно известно,
что в прошлом уровень воды в Байкале был примерно на 150 метров
ниже, чем сейчас. Это снижение не представляет загадки. Считается,
что причина его – концентрация воды в ледниках во время последнего
ледникового периода, закончившегося около 10 тысяч лет назад. В это
время на 120–180 метров был ниже уровень не только озера Байкал, но
и всего мирового океана, а там, где сейчас плещутся волны Берингова
моря, была земля.
Однако в ходе последней экспедиции удалось обнаружить следы другого
палеоуровня Байкала, который ниже нынешнего на 500 метров.
Об этом свидетельствуют характерные осадочные породы и, главное,
окатанные волнами галька и булыжники, находящиеся сейчас на склонах
центральной байкальской котловины в полукилометре под кромкой воды.
К какому эпизоду в земной истории относится этот уровень, учёные
пока сказать не могут. Более того, пока даже неясно, имеет ли он
отношение к истории земной гидросферы или к геологической истории
самого Байкала. Зона разлома в земной коре, который и образовал
крупнейшее пресное озеро нашей планеты, характеризуется
значительными вертикальными движениями. Возможно, они имеют
отношение и к загадочному палеоуровню.
Изучение истории заполнения озера водой также имеет отношение и к
дню сегодняшнему. В настоящее время уровень воды в Байкале можно
считать стабильным, его колебания на временном масштабе в 30 лет не
превышают 70–90 см. Тем не менее определяется он балансом осадков и
стоков многочисленных рек, с одной стороны, и скоростью испарения и
сброса воды в Ангару – с другой. Как поведут себя эти слагаемые с
изменением климатических условий – сказать трудно, однако в истории
озера и её соотношении с историей земного климата можно поискать
подсказки для ответа на этот вопрос или хотя бы использовать их для
проверки современных моделей.
У биологов особый интерес вызывает и ил, покрывающий дно Байкала.
Он образуется выпадением так называемого морского снега из
разлагающихся останков водорослей и других организмов в разных
слоях воды. В итоге ил очень богат органикой, которую в своей
жизнедеятельности используют огромное число организмов, среди
которых не только упомянутые уже губки, но и черви, полихеты и
прочие обитатели морского дна. Толщина этого слоя зависит от
рельефа и в особо «скользких» местах составляет всего несколько
сантиметров. Однако есть и такие участки дна, где толщина этого
«биологического коктейля» гораздо больше, и он как минимум на
несколько метров кишит жизнью.
А вот никаких запасов нефти на Байкале нет, уверены учёные.
По расчётам директора Лимнологического института Сибирского
отделения РАН академика Михаила Александровича Грачёва, которые
привёл Михаил Владимирович Флинт, из всех источников сочения
углеводородов в Байкале, наделавших много шума в последние дни, за
год выделяется около 4 тонн нефти. Не хватит и на маленькую
котельную на мазуте, а для такого огромного озера, как Байкал, это
и вовсе капля в море.
Не нравится экологам и проект строительства газопровода по дну
Байкала на его относительно неглубоком участке между центральной и
южной котловинами острова. По словам директора природоохранных
программ экологической организации «Зелёный патруль» Романа
Пукалова, это «странная идея». Учёные указали, в частности, на
неустойчивость отложений на склонах озера. Время от времени здесь
сходят настоящие подводные лавины, сползающие до самых глубоких
участков озера. В такой ситуации безопасность и сохранность, а
значит, и экономическая целесообразность газопровода оказываются
под большим вопросом.
Точно так же не устраивает экологов и Байкальский
целлюлозно-бумажный комбинат. Установку новых очистных сооружений
для города Байкальск и перевод градообразующего предприятия на
замкнутый водный цикл они считают недостаточным. По словам Романа
Пукалова и Андрея Нагибина, председателя «Зелёного патруля», БЦБК
продолжает выбрасывать вредные вещества в атмосферу и закапывать
твердые отходы непосредственно на побережье озера. В итоге всё так
или иначе оседает в Байкале и затем находит дорогу в организмы
населяющих озеро живых существ.
Хотя первый этап экспедиции позади, аппараты «Мир» выполнили пока
лишь половину программы сезона-2008. Сейчас баржа «Метрополия», на
которой стоят «Миры», и суда сопровождения переместились к югу.
Здесь, напротив дельты реки Селенга, учёные планируют совершить
несколько погружений с целью исследования геоморфологии участка
дна, разделяющего Центральный и Южный Байкал. В этих исследованиях
примут участие и японские специалисты. Первые погружения, в которых
примут участие японцы, пройдут уже в субботу, 23 августа. А с 26
августа к работе подключатся биологи из США, которых интересуют
обитатели южной котловины.
При этом все иностранные учёные работают на «Мирах» бесплатно, так
же как и их российские коллеги.
По словам Флинта, экспедиция «Миры на Байкале», организованная
Фондом содействия сохранению озера Байкал, – настоящий подарок
науке. При этом организаторы оказались достаточно тактичны и
скромны, чтобы не стеснять учёных. По словам Пукалова, из 56
пассажиров, которые «Мир-1» и «Мир-2» опустили на дно Байкала за 14
погружений каждый (по одному месту зарезервированы за пилотами
«Миров» Анатолием Сагалевичем и Евгением Черняевым), лишь
пять-шесть человек можно отнести к «VIP-ныряльщикам». При том
погружения, в которых они участвовали, носили, скорее, имиджевый
характер вроде попытки установления рекорда. Всё остальное отдано
учёным.
Окончательно экспедиция завершится к середине сентября. К этому
времени на Байкале, как правило, портится погода и начинаются
шторма. При полутора-двухметровой волне погружения становятся не
безопасными для команд, и учёные отправятся по домам. А пробы и
образцы, собранные «Мирами», разъедутся по лабораториям Института
океанологии в Москве, Лимнологического института в Иркутске,
Института природопользования в Улан-Удэ и многочисленных других
научных учреждений по всему миру. Первые научные результаты их
анализа должны появиться уже осенью. «Газета.Ru» обязательно о них
расскажет.

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram