ИНТЕРФАКС: Байкальская одиссея. Часть первая

Сергей Нагорный
Глубоководная экспедиция на Байкале на днях объявила перерыв до
следующего лета. Ученые тем временем уже обсуждают предварительные
итоги ее первого этапа.
Первая половина экспедиции двух глубоководных аппаратов «Мир» на
Байкале под руководством океанолога Анатолия Сагалевича и депутата
Госдумы Артура Чилингарова официально завершилась 11 сентября. Как
сообщает Фонд содействия сохранению озера Байкал, всего было
совершено 52 погружения.
Баржа, на борту которой располагалась научная экспедиция, сейчас
находится в порту Никола. «Мир-1» и «Мир-2» вскоре отправятся в
Иркутск, где будут «зимовать» в специально оборудованных ангарах
местного авиационного завода.
Как утверждают организаторы и участники научной одиссеи, первый
этап экспедиции можно считать успешным. «В ходе погружений в
различных районах Байкала учеными был совершен ряд важных открытий.
В частности, были обнаружены нефтеносные породы, сейсмогенные
грунты, а также новые микроорганизмы. Эти и другие открытия,
совершенные в ходе экспедиции, дают ученым возможность значительно
продвинуться в изучении озера Байкал и имеют огромное значение для
развития российской науки в целом», — говорится в сообщении Фонда
содействия сохранению озера Байкал.
Кроме того, в сентябре в ходе одного из погружений участники
экспедиции обнаружили три деревянных ящика с патронами от
винтовки-трехлинейки. А вот легендарное «золото Колчака»,
«растиражированное» в СМИ, так и не было найдено.
Как пояснили Interfax-Russia.ru в Лимнологическом институте
Сибирского отделения РАН, главный интерес ученых сосредоточен на
исследовании «биоразнообразия, эволюции, современного состояния и
прогнозе развития водоема», однако попутно решается ряд других
важнейших исследовательских задач.
Впрочем, обо всем по порядку.
Как мы уже сообщали, первый же спуск двух экипажей (29 июля) на
глубину 1580 м показал, что в районе острова Ольхон дно озера во
многих местах представляет сплошное плато, о чем специалисты раньше
только догадывались. О химическом составе воды, взятой с
полуторакилометровой глубины, позднее расскажут в Байкальском
институте природопользования Сибирского отделения РАН, куда были
доставлены ее пробы.
После обследования глубочайших мест озера, а также безуспешной
попытки опуститься ниже 1620 м и побить рекорд погружений в пресном
водоеме, экспедиция направилась в Баргузинский залив, где ученые
намеревались исследовать донные источники нефти и газа. Тут
ежегодно из глубинных осадков на поверхность Байкала выходит до 4
тонн нефти, и здесь же извергается газ. Исследовать разломы, откуда
бьют «нефтегазовые ключи», решили впервые. С нескольких «заходов» в
начале августа ученым удалось найти на глубине 850 метров точку
выхода нефти на дне Байкала.
«Погружение было очень удачным. Батискафы попали именно в точку,
где нефть выходит на поверхность, где происходит разгрузка», —
сообщил «Интерфаксу» директор Лимнологического института СО РАН
академик Михаил Грачев. «Удалось разглядеть постройки из битума,
где осели тяжелые фракции нефти», — продолжил ученый.
Между тем, главный биолог Лимнологического института Олег Хлыстов
сообщил, что исследователям, действительно, впервые удалось найти и
увидеть место на дне озера, откуда просачивается нефть, но вместе с
тем, подчеркнул, что крупных месторождений нефти на дне озера нет.
«Мы увидели два типа разгрузки нефти. На дне формируется некая
битумная постройка, которую мы назвали капельницей, и из нее каждые
28 секунд срывается капелька нефти диаметром около 1 см. А во
втором виде разгрузки наблюдали нефть в виде капелек на дне. В год
на поверхность Байкала выходит около 4 тонн нефти. Однако
месторождения нефти на дне Байкала нет. Она рассеяна в виде
отдельных линз и добывать ее нерентабельно. Нефтью на Байкале
питаются бактерии, очищая озеро. Все битумные постройки,
напоминающие кораллы, облеплены животными. Жизнь там бьет ключом»,
— рассказал Хлыстов.
Спустя три недели, 26 августа, ученые натолкнулись еще на два
нефтяных источника. «Нефть попадает в озеро не только в одном
месте, как было обнаружено ранее — она выходит на поверхность еще в
двух местах вдоль восточного побережья на глубине примерно 600
метров», — сообщили агентству «Интерфакс-Сибирь» в Байкальском
институте природопользования, также участвующем в проекте. «Не
исключено, что в ходе дальнейших исследований на дне будут найдены
другие точки выхода нефти», — отметил собеседник агентства.
Как прокомментировал нашему агентству академик Михаил Грачев,
исследования донных нефтяных проявлений помогут продвинуть науку,
чтобы «мы могли более целенаправленно вести поиски нефти», а также
узнать секрет ее зарождения.
В свою очередь биолог Тамара Земская подтвердила на
пресс-конференции, что «там, где высачивается нефть, газ, очень
много животных», для многих из которых нефть служит пищей. «За три
дня погружений мы поняли, что животным на дне Байкала комфортно.
Дно Байкала — это не мертвая пустыня, оно все исхожено живыми
организмами. Там живет рыбка голомянка, различные рачки, черви,
брюхоногие моллюски», — рассказала Тамара Земская. По ее словам,
чтобы обработать весь собранный материал, потребуется время. «С
какой интенсивностью микроорганизмы разрушают нефть, мы узнаем
через 1-2 месяца», — отметила биолог.
Впрочем, не будем забывать, что другой важной целью экспедиции
является поиск артефактов. Ученые рассчитывают обнаружить
свидетельства старых и древних времен – затонувшие корабли,
составы, сосуды, орудия и т.д. Правда, пока что археологам, в
отличие от геологов, везет не очень сильно.
Историки, погружавшиеся на дно Байкала с помощью глубоководных
аппаратов «Мир», не нашли ни «золото Колчака», которое, согласно
одной из легенд, попало в озеро в результате крушения
железнодорожного состава, ни других важных ценностей. Как сообщил
агентству «Интерфакс-Сибирь» исполнительный директор Фонда
содействия сохранению озера Байкал Роман Афонин, погружения в
поисках артефактов проходили в районе мыса Толстый
(Кругобайкальская железная дорога). «Найти что-то ценное не удалось
– ни затонувших вагонов, ни судов. Поиск артефактов будет продолжен
в следующем году», — с сожалением констатировал собеседник
агентства. Единственная «добыча» – три деревянных ящика с патронами
от винтовки-трехлинейки – мало кого впечатлила, ведь такие находки
нередки и «на суше».
Между тем, как пояснили агентству «Интерфакс-Сибирь» в Иркутском
областном краеведческом музее, найти что-то сенсационное на дне
Байкала, в принципе, очень трудно. Вокруг озера ходит много легенд,
а с историческими именами связано две — «золото Колчака» и то, что
на дне озера похоронен Чингисхан. «Однако это только легенды, —
заверил представитель музея, — Настоящие исторические сокровища
находятся на берегах озера – это сотни археологических памятников:
стоянки эпохи неолита, шаманские языческие капища, поселения
различных племен».
Еще один важный пункт исследования – экология Байкала. В первых
числах сентября ученые исследовали озеро в районе печально
знаменитого Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК),
пытаясь найти следы загрязнения. «В районе Байкальска задача у моих
коллег была одна – локализовать зону загрязнения от комбината, если
она есть. Если ее не съели микробы. Нужно было найти своеобразный
«сугроб», который мог бы образоваться от взвешенного вещества.
Такой «сугроб» ученые нашли, но говорить о том, что он образовался
в результате деятельности БЦБК, пока рано. Пробы взяты. На
лабораторные анализы уйдет около месяца», — рассказал агентству
«Интерфакс-Сибирь» Михаил Грачев.
В день этого погружения, добавил академик, на Байкале произошло
небольшое землетрясение, которое несколько «спутало карты»
исследователям. «При погружении весь нижний слой — 1100-800 метров
был очень мутным. Это необычный факт для такой глубины. Вода в том
месте должна быть прозрачной. Возможно, это последствия
землетрясения, а не загрязнения», — отметил он.
Сами ученые высоко оценивают результаты исследований на Байкале с
помощью глубоководных аппаратов «Мир». «Экспедиция «Миры» на
Байкале» не туристическая, а научная. Можно годами наблюдать за
Байкалом с поверхности, но живое, непосредственное общение с озером
в ходе погружений дает неизмеримо больше информации. То, что не
удалось установить рекордную глубину озера, это не главное. Байкал
подвижен, на нем часто происходят землетрясения, поэтому глубина
может изменяться», — с надеждой говорит Михаил Грачев.
В ходе исследований организаторы экспедиции предоставили шанс
увидеть глубины священного озера не только биологам, лимнологам,
историкам или геологам, но и чиновникам, а также известным деятелям
культуры. Это позволяет привлечь общественное внимание и внимание
властей к проблемам озера. В июле участником экспедиции на время
стал президент Бурятии Вячеслав Наговицын, а 14 августа, например,
недалеко от поселка Турка в одном из «миров» спустился на глубину 1
км известный прозаик Валентин Распутин.
Его впечатления от увиденного звучали весьма образно, но вместе с
тем красноречиво. «Считал, что знаю Байкал хорошо. Оказалось, что
это не так, особенно в отношении его подводного мира. А там, на
глубине, — удивительная жизнь, еще не полностью познанная, не
полностью названная, но богатейшая. Там ощущаются порядок, особая
красота, умиротворение, дружелюбие и, главное, — полное отсутствие
агрессии. Да, там обитают низшие организмы, но они в чем-то выше
нас!», — заявил писатель журналистам после своего погружения.
Вторая и заключительная часть байкальской одиссеи начнется летом
2009 года. Тогда «мирам» предстоит еще около 100 погружений.
Хочется верить, что все то, что не удалось исследователям в этом
году, обязательно удастся через год.

 

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram