Исследователь Байкала рассказал о создании первого в СССР батискафа

Сегодня на дно самого глубокого озера в мире
может погрузиться каждый. Преодолеть 1642 метра всего за 15 минут
предлагает единственный в своем роде Байкальский музей и его
виртуальная экспозиция «Погружение на дно Байкала или Батискаф»

Посетители заходят в имитационный зал подводной
лодки, рассаживаются у иллюминаторов, и создается полная иллюзия
погружения. На самом деле, за «окнами» спрятаны плазменные экраны,
на которых пассажирам показывают 15-минутный фильм, смонтированный
из реальных подводных съемок Байкала.

И вряд ли кто знает, что эти съемки были сделаны
первым в СССР глубоководным аппаратом, сконструированным
харьковскими энтузиастами, да и сам музей возглавляет бывший
харьковчанин. 68-летний Виталий Пименов — авиаконструктор, который
создавал первые «гражданские» субмарины и сконструировал не имевшие
аналогов аппараты для топографической фото- и видеосъемки дна
Байкала.

— Виталий Петрович, каково было совмещать
увлечение подводным миром с авиацией?

— Я не единственный, кто разрывался «между небом
и водой». После школы поступил в авиационный институт, будучи уже
инструктором подводного плавания. Это было время повального
увлечения глубинами — фильмы Кусто, романтика экспедиций.

На кафедре конструкции самолетов была
лаборатория, занимавшаяся натурными полетами (модели испытывали не
в аэродинамической трубе, а в небе). Чтобы сохранить модели, их
решили сажать на воду. Но все, что попадает в воду, опускается на
дно. Нужен был человек, который бы утонувшие модели доставал. Этим
«доставалой» был я.

— А как родилась идея собственной подлодки?

— Приближалась защита моего диплома, когда один
американец придумал самолет-субмарину (садится на воду как
гидроплан, а потом ныряет). Когда он показал свое изобретение на
Всемирной выставке в 1968 году, идеей сразу заинтересовался
Пентагон, она была взята на вооружение ВМФ США, и вскоре в прессе
появилась фотография взлетающего из-под воды истребителя! Потом
увидел в журнале «Наука и жизнь» фото миниатюрной подводной лодки,
помещавшейся на крыше автомобиля. Специальность — конструктор —
обязывала реализовать идею. Заканчивал подлодку уже на Харьковском
авиационном заводе — алюминия там было предостаточно, на заводской
свалке тогда можно было найти что угодно.

— Это была та «Барабулька», которую в кино
снимали?
 — Виталий Пименов: Да, первый одноместный подводный носитель
мы назвали в честь симпатичной черноморской рыбки. Обкатывали
субмарину в Тарханкуте. Она была оборудована аккумуляторами и
электродвигателем. Нормально лодка плавала и у пограничников
вопросов не вызывала. Одновременно сняли фильм «Попытка»,
получивший приз на фестивале подводного кино во Франции. А через
год сделали вторую подлодку – «Медузу». «Барабулька» же была
одноместной, а следующая — для пилота и пассажира. Не имевшие
аналогов подлодки мы сконструировали в 1973-74 годах для съемок
фильма о подводном мире в передачу Юрия Сенкевича «Клуб
кинопутешествий».
В Воронеже рассказали о продолжении «Подводной Одиссеи»
Кусто. 
— Каким же ветром вас занесло на Байкал?

— Предложение снять фильм о Байкале заводские
киношники получили от киевских кинооператоров еще в 1964 году.
Харьковчане с задачей справились, но… недосчитались после
знакомства с Байкалом троих коллег, оставшихся жить на самом чистом
из озер. Десять лет проработал на Байкале организовавший ту первую
поездку бывший работник ХАЗа Николай Резенков (посвятив жизнь
работе водолаза, в историю подводных съемок он вошел тем, что
впервые привез на Байкал работавшие на максимальной глубине
подводные исследовательские лодки «Пайсис»). Бывший токарь ХАЗа
Виталий Хуторянский стал доктором биологии, а заводчанин Вадим
Фиалков — кандидатом географических наук и директором музея флоры и
фауны Байкала в поселке Листвянка. У них там была водолазная
группа, но с примитивной техникой. А Фиалков собирался писать
докторскую диссертацию и попросил сделать ему глубоководный
носитель для исследования размножения омуля.

До этого мы сделали что-то подобное по заказу
биологов для изучения границ подводной растительности на Дальнем
Востоке. Крылышки, колпак — планер с фотокамерой тащится за
катером. Пилот управляет — вверх или вниз. Но под водой встречаются
скалы и камни, катеру приходится маневрировать, что усложняет
процесс. А мы как раз продумывали подводное освещение — решили
бросить кабель с катера. И тогда возник вопрос: зачем же тащить
аппарат на буксире, если есть электричество на борту? Поставить там
моторы, обеспечить свет — и можно идти впереди катера, куда
нужно.

В Харькове соорудили просторный бокс, в котором
и рождался первый советский носитель для подводного пловца и
аэрофототехники. Пришлось переделывать оптику, ставить
широкоугольную, ведь аэрофотосъемка делается с определенной высоты,
а под водой расстояние до точки съемки постоянно менялось.
Испытывали чудо-технику в районе известного по фильму «У озера»
целлюлозно-бумажного комбината. Я спустился на нем первым. Так был
исследован рельеф дна озера…

— Чем занимаетесь сегодня?

— Консультирую покупателей в магазине подводного
снаряжения, — цитирует Пименова «Российская газета».

http://www.baikal-daily.ru/news/16/80190/?sphrase_id=1582078

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram