ИЗВЕСТИЯ: Командир глубоководного аппарата «Мир-1» Анатолий Сагалевич: «После Байкала покорим Марианскую впадину и найдем Атлантиду»

Замруководителя экспедиции «Миры» на Байкале», командир
глубоководного аппарата «Мир-1», Герой России Анатолий Сагалевич
рассказал корреспонденту
«Известий» Константину Гетманскому, почему Байкал оказался мельче,
чем считалось ранее, а также о будущих проектах с участием
«Миров».
— Анатолий Михайлович, почему 29 июля во время первого официального
погружения прошла информация о том, что «Мир-1» погрузился на
рекордную для Байкала глубину 1680 метров?
— Не знаю. Почему-то наши связисты перепутали глубину. Я говорил
абсолютно четко — 1580, даже «один пять восемь ноль». Дело в том,
что мы погружались вместе с «Миром-2». Глубина была почти одна и та
же: у них 1592
метра. Это разница в калибровке датчиков. Они откалиброваны не
совсем корректно. Тут надо брать какую-то среднюю величину. Порядка
1585 метров. Но это совершенно не принципиально. Мы не ради
рекордов здесь работаем.
— В 1991 году на том же месте погружался канадский аппарат
«Пайсис», и его датчики показали глубину в 1637 метров. Значит,
«Пайсис» неточно измерил глубину?
— Да, там были сделаны измерения не совсем корректно. У нас
измерения с коррекцией и более точные, чем в 1991 году.
— То есть можно говорить, что официальная глубина Байкала около
1585 метров?
— Да. Есть карты, в свое время сделано было много измерений. И
измеренная нами глубина соответствует картам, которые были сделаны
в том числе и Военно-морским флотом. Глубина 1637 метров — или, как
на одной
карте появилось, даже 1642 метра — ошибочна. Это говорят и
специалисты Лимнологического института.
— А на какой глубине уже не пробивается под воду дневной
свет?
— 80 метров.
— Что вы видели на дне Байкала на глубине 1585 метров?
— Мы прошли во время погружения вдоль дна порядка четырех миль. Дно
там было ровное, мягкий пиритовый ил, который взмучивается при
малейшем
прикосновении. Биоразнообразия нет, все довольно скудно. Есть
маленькие рачки, видели несколько голомянок. Это эндемическая рыба,
которая водится
только в Байкале. Дно абсолютно чистое, никаких посторонних
предметов. Вода чистая и прозрачная.
— Вы же даже ее пили после всплытия. А что самое сложное для
«Миров» при работе в пресной воде Байкала? Они же рассчитаны для
морей и океанов…
— Основная сложность — уменьшение плавучести аппаратов за счет
плотности воды. Мы это компенсировали установкой блоков из
глубоководного
плавающего материала. Кроме того, сняли некоторое оборудование,
например, дополнительные двигатели, которые устанавливали для
работы на Северном
полюсе. Здесь они не нужны. Поврежденный 30 июля при спуске в
Байкал двигатель «Мира-2» уже заменен. Оба аппарата сейчас
находятся в хорошем
состоянии и готовы для работы в пресной воде.
— Здесь многие верят в разные приметы, связанные со священным
озером. Как вы считаете, «принял» ваши аппараты «старик»
Байкал?
— Конечно же принял. Из ситуации 30 июля, когда резко усилился
ветер и стукнул «Мир-2» о баржу, надо делать выводы. Это просто
особенности работы
на этом озере.
— Экспедиция на Байкале продлится два года. Где будут работать
«Миры» после этого?
— Михаил Слипенчук (глава группы компаний «Метрополь», спонсор
экспедиции) хочет найти Атлантиду. Мы на полном серьезе готовы
помочь ему в этом. Кроме того, есть идея погрузиться в
Марианскую
впадину. У нас есть человеческий ресурс для этого, огромный опыт
погружений. Но «Миры» рассчитаны на максимальную глубину в 6 тысяч
метров,
а в Марианской впадине глубина более 11 тысяч. Значит, нужно
строить новые аппараты. Артур Чилингаров обещал посодействовать и
найти деньги на это.

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram