КОСТЁР НА ПРОЩАНЬЕ

Иркутск – культурная и поэтическая столица
Сибири

  Х фестиваль поэзии на Байкале, который проходил в Иркутске
с 11 по 18 июля 2010 года, поразил меня. Поразил серьёзным,
трепетным, высоким отношением к поэзии, которое проявили
организаторы фестиваля (Иркутское отделение Союза российских
писателей) и, прежде всего, иркутская публика, собиравшаяся каждый
вечер на поэтические чтения. Поэтические чтения, конкурс
поэтических видеоклипов и дискуссии, где главной темой была опять
же поэзия, проходили то в доме-музее Волконского, то в областном
драмтеатре им. Александра Вампилова, то в филармонии, то в
библиотеке, то в музее им. местного мецената Сукачёва, то в музее
истории города, и даже (из-за накладки с залом) в пивном ресторане
«Старый Мюнхен».

Поразило, что все залы (и заметьте, в июле месяце!) были
переполнены. Поразило и то, как торжествен-но собиралась иркутская
интеллигенция на этот духовный праздник. А что он был духовным, это
несомнен-но, так как в чтениях принимали участие самые известные и
значительные современные русские поэты: Олег Чухонцев, Сергей
Гандлевский, Бахыт Кенжеев, Лев Рубинштейн, Вера Павлова, молодые
талантли-вые поэты – Александр Кабанов, Максим Амелин, Андрей
Коровин, Инга Кузнецова, Алексей Остудин, си-бирские поэты – Олег
Кузминский, Людмила Бендер, Светлана Михеева, Александра Пожарская,
Артём Морс, Андрей Сизых, Анна Асеева (Иркутск), Иван Клиновой,
Антон Нечаев (Красноярск), Дмитрий Мурзин (Кемерово), Булат Аюшев,
Аркадий Перевин, Юрий Извеков из Бурятии, главный редактор журнала
«Гра-ни», дочь известной иркутской поэтессы, которую называли
«иркутской Ахматовой», Елены Жилкиной – Та-тьяна Жилкина, и многие
другие поэты.

Поразил иркутский губернатор – Дмитрий Мезенцев, который нашёл
время встретиться с нами, писате-лями: с московскими поэтами
Сергеем Гандлевским, Львом Рубинштейном, со мной – как первым
секрета-рём Правления Союза российских писателей, и с
организаторами фестиваля – председателем Иркутского отделения
Станиславом Гольдфарбом и Светланой Михеевой. Он приехал в офис
«Комсомольской прав-ды», где мы его ждали, и за чаем, за разговором
о поэзии и культуре (тема была интересной и животрепе-щущей: Пушкин
и царь, поэт и власть) разрешил многие проблемы местных писателей:
дав нашей органи-зации помещение, пообещав увековечить память
иркутского поэта и организатора первых фестивалей по-эзии на
Байкале – Анатолия Кобенкова, а также оказать помощь молодым
писателям в выпуске первой кни-ги. Взяв с полки книгу Пушкина,
губернатор на чайном блюдце за несколько мгновений нарисовал
профиль Пушкина, скопировав его с обложки книги, чем доказал, что
он человек, любящий искусство и поэзию.
Впервые в дискуссиях о поэзии: «Национальный поэт», «Женская и
мужская поэзия» и других – на рав-ных участвовали филологи –
профессора и преподаватели Иркутского государственного
университета: де-кан филологического университета Анатолий
Самуилович Собенников, заместитель декана Ирина Иннокен-тьевна
Плеханова, высказывания и выступления которых сделали эти дискуссии
острыми и нестандартны-ми. Запомнились блестящие высказывания
Бахыта Кенжеева, выступившего на одной из дискуссий с «шиш-ковских»
позиций о защите русского языка от проникновения в него слов
иностранных, и Веры Павловой, выступавшей на дискуссии о женской
поэзии – с позиций феминистских (что меня, признаюсь, приятно
уди-вило, так как привыкла к тому, что поэтессы чураются всего
«женского», кажущегося им синонимом бытового и «низкого» и потому
как бы не имеющего отношения к поэзии).

Вели мы эту дискуссию с прекрасной Ингой Кузнецовой. После
дискуссии с Ингой мы в компании иркут-ских писателей – поэта Андрея
Богданова, прозаиков Александра Хлебникова, Александра Карпачева и
примкнувших к нам московских, бурятских и кемеровских поэтов –
пошли (взошли) на крышу одного из высо-ких домов в центре Иркутска,
где живёт читатель, читающий всё, – по имени Виталий. Там, на
крыше, поэты прочитали по стихотворению и тем самым открыли
поэтический салон «На крыше у читателя». Кстати, на эту крышу нам с
Ингой пришлось забираться по вертикальной лестнице, что в платье не
очень удобно.

Интересно было смотреть также поэтические видеоклипы, конкурс
которых прошёл в музее города. Я была председателем жюри, в которое
входили Сергей Гандлевский, Лев Рубинштейн, Вера Павлова, её муж –
переводчик Стивен, а также председатель Иркутского Союза
кинематографистов. Мы ставили оценки: од-ну за сценарий, другую –
за видеоряд. Победителем видеоконкурса стали Александр Переверзин
из Любе-рец и Лета Югай из Вологды за работу «Стало холодно, совсем
зябко». Второе место досталось москвичке Елене Макарчук за «Дев и
рыб», а третье – Анне Минаковой их Харькова за её «Облака». На
наших глазах рождается новый жанр, за которым огромное
будущее.
Запомнилась поездка в Усть-Ордынское, где нас принимали
по-бурятски: не с хлебом и солью, а с чашей белого сладкого молока.
Выступавшие в местном Доме культуры поэты все по очереди
признавались, что в одном из колен их предки были с бурятской
кровью. Местная администрация преподнесла мне букет цве-тов, почуяв
во мне такую же ордынку, только с берегов Волги, – ведь я родилась
в Астраханской области, ко-торая раньше, во времена монголов,
называлась Золотой Ордой. Из чего следовало, что одна из
составля-ющих поэтического таланта – шаманизм, на родине которого
мы и пребывали. В местном музее нам показа-ли шаманский бубен и
рассказали, как выделывать кожу для производства оного. Музей,
кстати, великолеп-ный, ещё лучше – экскурсовод Лена, сама по
национальности бурятка, которая нам и поведала о нравах и обычаях
бурятов. В местном ресторане «Бэйгэл» («Байкал» – что в переводе с
бурятского значит «Большое озеро») мы отведали местное блюдо – позы
– что-то вроде мантов и русских пельменей. Видели в Усть-Ор-де на
столбе забавное объявление: «В кафе «Позная» срочно требуется
лепщик поз (от приготовления фарша до выпуска готовой продукции).
Оплата высокая». Там же в ресторане выпили по пятьдесят грамм
местной водки, изготовляемой из молочного продукта, похожего на
кефир.

Что ещё запомнилось? Запомнились Тальцы – деревня, расположенная на
берегу Ангары, куда со всей области свезли все деревянные дома,
церкви и другие здания. Мы гуляли по этой деревне и покупали
вся-кие сувенирчики. На берегу Ангары, куда я в одиночестве
забрела, лежала швейцарка в белом и на чистом русском языке
поведала мне историю своей жизни. Она приехала сюда сама и сама
путешествует от стой-бища к стойбищу. Запомнился поэтический
мастер-класс Максима Амелина, который он давал нам прямо в
автобусе, пока мы ехали в Усть-Орду, а потом повторил его для
молодых поэтов в областной библиотеке. Запомнились стихи Бахыта
Кенжеева, которого я для себя открыла как поэта и человека.
Запомнилась рок-опера композитора Владимира Соколова, написанная на
стихи Анатолия Кобенкова в музыкальном театре «Пилигрим».
Запомнилась вдохновенная речь Олега Чухонцева о поэзии и поэтах –
Бродском и Юрии Куз-нецове. Это происходило в застолье, в
ресторане, куда нас пригласил местный меценат и предпринима-тель,
пишущий стихи и владеющей художественной галереей, Виктор
Бронштейн. Запомнился огромный ко-стёр, зажжённый для нас на
прощанье на берегу Байкала.
И конечно, на всю жизнь запомнился Байкал. Священный Байкал, в
котором я два раза искупалась

Светлана ВАСИЛЕНКО

Источник: Литературная Россия Еженедельная газета

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram