Ландшафты

Байкальский ландшафт в целом, если на него взглянуть из космоса, – это длинная и относительно узкая котловина в виде двух «сложенных» своими широкими частями рогов, обрамленная с северо-запада, северо-востока и юга массивами высоких гор. В остальных ее частях наблюдаются невысокие (до 1000 м) плоскогорья и так называемые сопки, равнинные и степные места (у дельт рек Селенги, Баргузин и на острове Ольхон).
В некоторых местностях можно видеть спускающиеся к озеру лесные массивы.
Особенно велико разнообразие горных геосистем, а именно хребтов: Байкальский, Баргузинский, Хамар-Дабан, Приморский, Морской и Голондинский.
В ландшафтной структуре Байкальского хребта преобладают горно-таежные и горно-тундровые геосистемы, в сумме занимающие 99,4% территории. На планетарном  уровне выделяются горно-таежные геосистемы, занимающие 54,6% площади хребта, и гольцовые – 44,4%. Своим строением они обязаны морфологической субмеридиональной структуре хребта (наклонный горст). Остальная площадь (менее 1%) занята нивально-гляциальными и горно-степными геосистемами.
На региональном уровне обобщения преобладают горно-таежные геосистемы ограниченного (18,45% площади хребта), оптимального (16,46%) и редуцированного (11,31%) развития, а также субальпинотипные (16,8%) и альпинотипные (8,81%). Структуроформирующими факторами здесь выступают различия в абсолютной высоте и древнее оледенение.
На топологическом уровне на Байкальском хребте выделяются следующие инвариантные структуры ландшафтов: крутосклоновые скалисто-грубообломочные (14,99% площади хребта), горно-таежные темнохвойные оптимального развития (9,06%), скальные (7,78%), склоновые темнохвойные ограниченного развития (7,52%) и нижнесклоновые светлохвойные (7,09%). Главенствующая роль на этом уровне также принадлежит горстовому каркасу хребта, различиям в абсолютной высоте и в увлажнении макросклонов, воздействию водной массы Байкала.
Таким образом, к особенностям структуры геосистем Байкальского хребта следует отнести следующие:
— Преобладание горной тайги и гольцов, занимающих в сумме более 99 % площади хребта.
— Субмеридиональное расположение хребта и преимущественно западный влагоперенос, определяющие ландшафтное различие макросклонов.
— Высокую контрастность геосистем, обусловленную взаимопроникновением горно-таежных, горно-степных и горно-тундровых геосистем и зависящую от тектонических, орографических, климатических и литологических факторов.
Ландшафтная структура Баргузинского хребта имеет некоторые общие черты с Байкальским хребтом. Преобладают также гольцовые – 57,96% территории хребта и горно-таежные – 33,7%. Большие площади гольцов на Баргузинском хребте связаны с большими абсолютными высотами хребта, в среднем на 200–300 м, и его в два раза большей шириной, чем Байкальского хребта.
На региональном уровне обобщения гольцовые субальпинотипные (23,51% площади хребта), гольцовые задернованные (18,18%), горно-таежные ограниченного развития
(15,34%) и горно-таежные редуцированного развития (14,98%) значительно превосходят другие геосистемы. Ландшафтная структура хребта обусловлена блоковым строением рельефа, абсолютной высотой и древним оледенением.
На топологическом уровне ландшафтную структуру хребта в значительной мере образуют крутосклоновые скалисто-грубообломочные геосистемы, занимающие 18,69% площади хребта, склоновые кустарниковые кедрово-стланиковые (14,63%) и скальные водораздельные и каровые комплексы (11,66 %).
Таким образом, ландшафтная структура Баргузинского хребта характеризуется преобладанием гольцовых (58% площади хребта) и горно-таежных (34%) геосистем.
В ландшафтном строении Хамар-Дабана основную роль играет горная тайга. Она занимает 76% площади хребта, 18% занято горно-тундровыми геосистемами, а на долю всех остальных приходится около 6% территории.
Региональный уровень, отображающий в основном ландшафтную структуру ранга геомов, на первое место по распространенности выдвигает горно-таежные геосистемы ограниченного развития (44,37%), затем горно-таежные оптимального (18,76%) и горно-таежные редуцированного развития (13,4%). Далее примерно одинаковые площади занимают гольцовые субальпинотипные (6,79%) и задернованные (6,22%) геосистемы. Особенным в распространении геосистем в хребте следует признать нелинейную, как это имеет место в Байкальском и Баргузинском хребтах, форму скальных и крутосклоновых скалисто-грубообломочных геосистем. Здесь они размещены не вдоль основного простирания хребта и даже не параллельно побережью озера Байкал, а под некоторым углом к нему, образуя в некоторых случаях нечто подобное кольцевой структуре. Такая структура прослеживается в западной части хребта. Кустарниковые кедрово-стланиковые комплексы находятся здесь на западном пределе своего распространения. Они не так многочисленны, как, например, в Баргузинском хребте, и довольно часто замещаются пихтовым стлаником и можжевельником.
Верхняя граница леса на Хамар-Дабане проходит на высоте 1631 м. Реальная амплитуда гольцовости составляет 325 м, что значительно меньше, чем в Байкальском и Баргузинском хребтах. Поэтому и гольцовый комплекс не так многочислен, как в последних, и в структуре гольцов преобладают субальпинотипные и кустарниковые геосистемы.
Заболоченные кустарниковые, чаще всего ерниково-осоково-моховые, днища верховий долин находят широкое распространение, как и в Баргузинском хребте. Местами они замещаются багульниково-бруснично-моховыми кашкарниками с кедровыми рединами или кустарничково-зеленомошными ерниками.
Остепнение для Хамар-Дабана в целом не характерно, только на юго-восточном склоне хребта в предгорьях на крутых солнечных склонах сформировались «убуры» – фрагменты лесостепных геосистем. Это определяется близостью к селенгинским степям и орографической и климатической затененностью основной горной цепью Хамар-Дабана.
На северных склонах на высотах 1500–1700 м сформированы субальпинотипные луговые мезофитные высокотравные комплексы из чемерицы, соссюреи, левзеи, борщевика с многочисленными цветковыми растениями – кровохлебками, ветреницами, водосборами, геранью. Злаки и осоки в строении травостоя играют подчиненную роль.
В лесном поясе доминирует темнохвойная тайга. В верхних частях склонов развиты крупнотравные пихтачи, ниже к пихте в значительной мере примешивается кедр с чернично-зеленомошным покровом, а на участках с повышенной каменистостью – бадан.
Ландшафтная структура Приморского хребта несколько отличается от ранее рассмотренных Байкальского и Баргузинского. Здесь, как и на Хамар-Дабане, подавляющую площадь занимают горно-таежные – почти 65% площади хребта, около 13% – горно-тундровые, 12% – горно-степные геосистемы.
На региональном уровне дифференциации геосистем преобладающую площадь занимают горно-таежные геосистемы ограниченного развития – 37% общей площади хребта. Далее по убыванию площадей распространены: горно-таежные редуцированного развития – около 16%, горно-степные – 12%, столько же горно-таежные оптимального развития, и чуть более 10% заняты гольцовыми задернованными геосистемами. На долю всех остальных приходится всего около 13% площади хребта.
На топологическом уровне на Приморском хребте выделяются в основном горно-таежные склоновые светлохвойные ограниченного развития (24,18% площади хребта), склоновые остепненные и луговые (12,4%), нижнесклоновые светлохвойные оптимального  развития (11,78%), крутосклоновые светлохвойные редуцированного развития (11,28%), склоновые темнохвойные ограниченного развития (9,88%) и кустарниковые кедрово-стланиковые (6,73%) ландшафтные структуры.
Характерной особенностью ландшафтной структуры Приморского хребта является доминирование светлохвойных горно-таежных геосистем, в сумме составляющих 47,24% площади хребта, и достаточно большое распространение здесь горных степей по сравнению со всеми другими горными территориями.
Относительно небольшие высоты хребта (900–1000 м) не способствуют широкому распространению горно-тундровых геосистем. Лишь на отдельных высоких гребнях и вершинах встречаются каменистые, мохово-лишайниковые и кустарниковые кедрово-стланиковые комплексы. Редки скальные останцы выветривания с грубообломочными отложениями. Отсутствуют следы древнего оледенения. Из нивально-гляциальных геосистем встречаются только наледи, да и то не часто.
Голондинский хребет, расположенный севернее р. Турки, вместе с прибрежными поднятиями – Катковской горной грядой и хребтом Черная Грива образует низкогорно-среднегорную преимущественно горно-таежную ландшафтную структуру, вытянутую в северо-восточном направлении от Байкала. Около 80% территории хребта занято горно-таежными и чуть менее 10% горно-тундровыми геосистемами.
Региональный уровень обобщения геосистем также дает четкое превалирование в структуре горно-таежных геосистем ограниченного развития – 40,4% территории, оптимального развития (27,9%) и редуцированного развития (12,15%). Гольцовые задернованные геосистемы занимают 7,99%, а антропогенные – 7,72%.
На топологическом уровне в Голондинском хребте наибольшее распространение получили горно-таежные склоновые светлохвойные геосистемы ограниченного развития – 23,46% площади хребта, нижнесклоновые светлохвойные оптимального развития (18,25%), склоновые темнохвойные ограниченного (13,39%) и нижнесклоновые темнохвойные оптимального развития (7,81%).
Большие площади заняты лесными рубками (6,46%). Кустарниковые кедрово-стланиковые ландшафты занимают 5,96% площади, крутосклоновые темнохвойные редуцированного развития – 4,55%, на долю остальных приходится около 20% территории. В силу незначительной абсолютной высоты хребта отсутствуют нивально-гляциальные геосистемы, а все гольцовые, за исключением кедрово-стланиковых, размещены на 3,45% территории. Только обозначены горно-степные геосистемы (0,03%),
и, как и во всех хребтах, около 1% территории занято заболоченными ерниковыми днищами долин.
Южнее Голондинского хребта на восточном побережье Байкала расположен Морской хребет, протянувшийся между Байкалом и долинами рек Кики, Итанцы и низовий Селенги. Этот относительно невысокий (высшая точка голец Давыдов – 1707 м) хребет почти полностью покрыт смешанным темнохвойно-светлохвойным лесом (более 86% территории), а гольцы занимают в сумме около 5%.
Региональный уровень анализа геосистем дает следующую картину их распространения в хребте. 74,36% территории занимают горно-таежные геосистемы ограниченного развития, 6,75% – горно-таежные оптимального и 4,92% – редуцированного развития. 7,54% относится к антропогенно нарушенным и 3,56 % – гольцово-задернованным геосистемам.
К главным структуроформирующим факторам следует отнести компактность хребта, его блоковое тектоническое строение, среднегорность, сглаженность форм.
Топологический уровень выявляет доминирующее распространение горно-таежных склоновых светлохвойных геосистем ограниченного развития – 57,96% территории хребта, затем таких же темнохвойных – 13,92% и нижнесклоновых светлохвойных оптимального развития (5,54%). Высока доля лесных вырубок – 5,88%.
В этом хребте совершенно отсутствуют нивально-гляциальные геосистемы, нет также альпинотипных и субальпинотипных гольцов и древнеморенных комплексов. Ландшафтная структура хребта устроена проще, чем в других хребтах.
Можно сделать вывод о значительном преобладании здесь Байкало-Джугджурских геосистем – 49% территории гор Прибайкалья, Южносибирские занимают 42% территории, Центральноазиатские – 2%, еще 3% занимают интразональные и 4% антропогенные.
Хребты Хамар-Дабан, Байкальский и Баргузинский по составу слагающих их геосистем более тяготеют к Южносибирским, а Приморский, Голондинский и Морской – к Байкало-Джугджурским.
Геосистемы, окружающие озеро Байкал, отличаются значительным разнообразием и контрастностью размещения. Здесь на относительно небольшой территории можно встретить высокие альпинотипные горы и заболоченные котловины, ледники и соленые озера, участки распространения темнохвойной и светлохвойной таежной, тайгу,  высокотравные субальпинотипные луга и непроходимые кустарниковые кедрово-стланиковые заросли, древние моренные комплексы и современные развеваемые песчаные массивы. Все это, вкупе с самим Байкалом, создает неповторимый облик.
Основное значение для отражения ландшафтной структуры оз. Байкал имеет показ вариантов сочетающихся тундрового, таежного и степного типов природной среды, обусловленных геоструктурными элементами, положением в отношении систем циркуляции атмосферы, биогеографическими особенностями и характером их контакта.
Все они объединены в Североазиатский гольцово-таежный и Центральноазиатский степные геомы. Охватывая геосистемы Северной и Центральной Азии и отражая их взаимопроникновение, на территории формируется уникальный ландшафтно-ситуационный фрагмент гольцово-таежного типа природы Северной Азии. А поскольку тундровый тип природной среды представлен фрагментом горно-тундрового класса геомов, который вкраплен в тайгу, он обобщается в особый класс Североазиатских гольцово-таежных геомов. В числе главных ландшафтообразующих факторов – влияние рельефа. Так, горная тайга четко дифференцируется на подгруппы геомов по условиям оптимальности – оптимального, ограниченного и редуцированного развития. Под влиянием рельефа и континентальности климата выделяются различные степные варианты геосистем. Особое место принадлежит котловинам, своеобразие которых связано с проявлением «котловинного эффекта», формирующего островные ситуации. Под влиянием западного переноса формируются аналоги природы Южной Сибири, горная тайга которой представлена подгруппами геомов – от темнохвойных до лиственнично-таежных.
А. Североазиатские гольцовые и таежные геосистемы
А1. Гольцовые и подгольцовые Байкало-Джугджурские и Восточно-Саянские
I. Гольцовые альпинотипные: 2 – склоновые солифлюкционного сноса пустошные; 3 – скальные и обвально-осыпные склоновые с разреженным растительным покровом.
II. Гольцовые тундровые: 5 – поверхностей гольцового выравнивания лишайниковые; 8 – склоновые гравитационно-солифлюкционные лишайниковые с разреженными зарослями кедрового стланика.
III. Подгольцовые кустарниковые: 10 – выровненных поверхностей с кедровым стлаником; 11 – вершинных поверхностей и склонов с кедровым стлаником («полугольцы»); 15 – склоновые с зарослями ивняков и высокотравными лужайками; 17 – пойменные троговых долин с зарослями высокогорных кустарников в сочетании с субальпинотипными лугами.
IV. Подгольцовые лиственнично-редколесные и каменноберезовые: 18 – выровненных поверхностей с редколесьями лиственницы; 19 – склоновые гравитационного сноса с редколесьями лиственницы; 20 – вершинных поверхностей и склонов редколесные из кедра и лиственницы.
V. Подгольцовые темнохвойно-редколесные: 25 – выровненных поверхностей редколесные из кедра, пихты и ели; 27 – склоновые кедровые с подлеском из кедрового стланика; 30 – долинные редколесные из кедра и пихты; 29 – склонов трогов пихтовые с каменной березой и кустарниковым подлеском.
А2. Горно-таежные Байкало-Джугджурские
VI. Горно-таежные лиственничные редуцированного развития: 32 – склоновые с подлеском из кедрового стланика; 33 – привершинные темнохвойно-лиственничные.
VII. Межгорных понижений и долин таежные лиственничные редуцированного развития: 40 – днищ котловин (моренные, подгорные и террас) с примесью сосны; 41 – подгорные (днищ котловин и долин) кедрово-лиственничные.
IX. Горно-таежные лиственничные ограниченного развития: 49 – склоновые с сосной; 57 – плоских поверхностей с примесью кедра и бруснично-багульниковым покровом; 58 – склоновые с кедром и смешанным подлеском.
X. Межгорных понижений и долин таежные лиственничные ограниченного развития: 62 – днищ котловин (подгорные и долинные) с сосной; 63 – днищ котловин (подгорные) багульниковые с ерниковым подлеском; 66 – долинные багульниковые с редким подлеском; 69 – долинные ерников; 71 – долинные заболоченных лугов в сочетании с болотами и ерниками; 72 – долинные сфагновых болот в сочетании с ерниками.
XI. Горно-таежные лиственничные оптимального развития: 74 – склоновые с кустарниковым подлеском; 79 – склоновые с примесью сосны и подлеском из рододендрона даурского; 81 – склоновые сосново-лиственничные бруснично-разнотравные
XII. Подгорные и межгорных понижений лиственничнотаежные оптимального развития: 86 – долинные лугов со злаковым, иногда остепненным покровом; 90 – долинные заболоченных лугов.
А3. Горно-таежные Южносибирские
XIV. Горно-таежные темнохвойные редуцированного развития: 96 – склоновые пихтово-кедровые со смешанным подлеском баданово-зеленомошные; 99 – склоновые кедровые с лиственницей, преимущественно бадановые.
XV. Горно-таежные темнохвойные ограниченного развития: 100 – плоских поверхностей с кедром и пихтой кустарничково-мелкотравно-зеленомошные; 101 – склоновые пихтово-кедровые чернично-травяно-зеленомошные, местами с баданом; 102 – склоновые кедровые с елью и лиственницей кустарничково-зеленомошные; 103 – пологосклоновые лиственнично-елово-кедровые кустарничково (голубичные)-мелкотравно-зеленомошные.
XVI. Подгорные и межгорных понижений таежные темнохвойные ограниченного развития: 105 – предгорных возвышенностей пихтово-кедровые кустарничково-мелкотравно (с крупнотравьем)-зеленомошные; 106 – долинные пихтово-кедровые (с елью) хвощово-мелкотравно-зеленомошные; 109 – долинные еловые с лиственницей смешаннокустарниковые травяно-зеленомошные.
XVII. Подгорные и межгорных понижений таежные кедрово-лиственничные ограниченного развития: 113 – долинные травяных и травяно-моховых болот с елью, кедром и лиственницей.
XVIII. Горно-таежные темнохвойные оптимального развития: 116 – склоновые кедрово-пихтовые чернично-зеленомошные.
XIX. Подгорные и межгорных понижений таежные темнохвойные оптимального развития: 119 – предгорных возвышенностей кедрово-пихтовые чернично-травяно-моховые (с высокотравьем); 120 – подгорных равнин пихтово-кедровые мохово-травяные; 123 – долинные елово-пихтовые крупнотравные; 124 – долинные с подлеском из рододендрона даурского.
XX. Горно-таежные сосновые: 125 – плоских поверхностей с подлеском из рододендрона даурского; 126 – склоновые лиственнично-сосновые со смешанным подлеском; 127 – склоновые травяные с кустарниковым подлеском; 128 – склоновые травяные с подлеском из рододендрона даурского остепненные; 131 – склонов низкогорий и возвышенностей с примесью лиственницы травяно-брусничные.
XXI. Подгорные подтаежные сосновые: 132 – равнинные с подлеском из рододендрона даурского; 134 – подгорных равнин кустарниково-травяные остепненные; 135 – равнинные и днищ котловин бруснично-разнотравные с кустарниковым подлеском;
137 – долинные с лиственницей травяные.
А5. Равнинно-плоскогорные Среднесибирские
XXXI. Сосновые боровые равнин и долин олиготрофно-ксеро-мезофитного режима: 189 – подгорных равнин и днищ котловин бруснично-толокнянковые или лишайниковые.
В. Центральноазиатские степные
В1. Горные западнозабайкальские даурского типа
197 – пологосклоновые мелкодерновинно-злаковые типчаковые; 198 – склоновые каменистые низкоразнотравные и полынные литофильные; 202 – днищ котловин (подгорные) крупнозлаковые ковыльно-житняковые; 204 – террас и шлейфов мелкодерновинно-злаковые литофильные; 205 – днищ котловин кобрезиево-типчаковые
и низкотравные остепненно-луговые мерзлотные; 206 – долинные осоково-злаковые лугово-болотные солонцеватые.
В2. Высоких равнин и денудационных останцов онон-аргунские гемикриофильные
217 – днищ падей мелкодерновинно-злаковые пятнистые в сочетании с галофитно-луговыми.
Региональный классификационный диапазон охватывает геосистемы, присущие Северной и отчасти Центральной Азии, отражает их взаимопроникновение и является уникальным ландшафтно-ситуационным фрагментом гольцово-таежного типа природы Северной Азии. Четко выступает ландшафтообразущее влияние рельефа, сказывающееся как в высотно-поясных различиях, так и в проявлении подгорных местоположений. Горная тайга дифференцируется на подгруппы геомов по условиям оптимального, ограниченного и редуцированного развития. Котловинные и подгорные эффекты при значительном колебании высот приводят к разнообразию и контрастности природных условий. Под влиянием рельефа и континентальности климата проявляются существенные степные тенденции.

Источник:

Иметхенов О.А. Ландшафты // Байкал. Природа и люди. Под ред. А.К. Тулохонова. — Улан-Удэ: ЭКОС, Изд-во БНЦ СО РАН, 2009

Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в telegram
Telegram