МК В БУРЯТИИ: ВсеМИРная история

Станислав Белобородов Каков запас прочности экосистемы озера Байкал? Возможна ли
у его берегов бурная промышленно-хозяйственная деятельность? И где
та самая пороговая точка невозвратности, после которой ущерб
экосистеме озера становится необратимым?
Ответы на эти и другие вопросы, будоражившие умы человечества,
республиканских органов власти и менеджмента “Метрополя”, похоже, и
собирается дать научная экспедиция “Миры” на Байкале”. Справка
Глубоководные обитаемые аппараты
“Мир-1” и “Мир-2” были построены в Финляндии на фирме Rauma-Repola
в 1987 году. Аппараты создавались под научно-техническим
руководством ученых и инженеров Института океанологии РАН имени
П.П.Ширшова.
 В 1991 и 1995 годах с помощью аппаратов “Мир” производились
съемки кинофильмов на легендарном затонувшем судне “Титаник”,
лежащем на глубине 3800 метров. С помощью аппаратов “Мир”
проводились работы на затонувшей атомной подводной лодке
“Комсомолец”, лежащей на дне на глубине 1700 метров.
 В августе 2007 года “Мир-1” и “Мир-2” погрузились на дно
Северного Ледовитого океана на глубину 4261 и 4302 метра. В память
о погружении был установлен российский триколор из титанового
сплава.
Истина где-то рядом
В минувшую субботу на Байкале мини-субмарины “Мир-1” и “Мир-2”
продолжили свое большое приключение в водах пресного озера-моря.
Паузу, образовавшуюся из-за поломки аппарата, ударившегося о борт
“Метрополии”, удачно заполнили двухдневный отдых экипажа
гидронавтов и научная конференция “Приоритеты и особенности
развития Байкальского региона”, прошедшая в Улан-Удэ при большом
участии научной (и не только) общественности.
Байкал таки привлек достойное себя внимание, а сама постановка
вопроса об экстенсивном использовании его потенциала для нужд
экономики региона и России в целом сильно напугала корреспондента
агентства “Рейтер”, спросившего у легендарного Артура Чилингарова,
какое будущее ждет Байкал, если учесть, что всякое развитие влечет
за собой ущерб для экологии? На что Артур Чилингаров возразил,
сказав, что ни французам, ни любой другой народности мира не стоит
беспокоиться за судьбу экосистемы озера-моря, поскольку развитие
Байкальского региона будет идти в соответствии с российским
природоохранным законодательством: “На то мы здесь и собрались,
чтобы не навредить”, — сказал депутат Государственной Думы, Герой
СССР и России.
По мнению президента Бурятии Вячеслава Наговицына, в середине
девяностых годов власти в угоду международной общественности,
пекущейся о чистоте озера-моря, сделали большую ошибку, запустив в
Байкальском регионе запретительный механизм. Задача дня — сделать
Бурятию модельной территорией устойчивого развития, перейдя от
запретов к компромиссам между экологией и экономикой, интересами
ныне живущих и будущих поколений.
Михаил Слипенчук, генеральный директор группы компаний “Метрополь”,
основатель Фонда содействия сохранению озера Байкал и единственный
спонсор научной экспедиции “Миры” на Байкале” (порядка 6 миллионов
долларов США), кивал и соглашался. Его компания стала заложником
этого самого “запретительного механизма”, поскольку приобрела
лицензию на право промышленного освоения “Холоднинского”
месторождения свинца и цинка незадолго до законодательного запрета
подобного рода деятельности в экологических зонах озера Байкал. И
теперь не знает, что с этой лицензией делать — выбросить или
подождать.
Заметим, о результатах первых дней экспедиции сказано было немного.
Но то, что было сказано — обнадеживает. “Миры” погружались, видели
дно морское. Не самую глубину, но до нее, как говорится, было рукой
подать. Поскольку измерительные приборы рассчитаны на работу в
соленой воде, то считать метры следовало с поправкой. По словам
заместителя руководителя экспедиции Анатолия Сагалевича, с учетом
фактора пресности “Миры” опустились на отметку не 1580 метров, как
было объявлено ранее, а 1634, не дотянув до максимальной глубины
всего лишь три метра. Путь наверх
Главное, впрочем, не в этом. Главное в том, что гидронавты, среди
которых был и Вячеслав Наговицын, к удивлению своему обнаружили
совершенно чистое, ровное, покрытое осадками плато, вопреки
ожиданиям узреть на дне морском горы мусора, оставленные
многолетней деятельностью человека.
Выводы, претендующие на своеобразное открытие, не заставили себя
долго ждать, и были сформулированы на итоговой пресс-конференции:
Байкал — это не просто водоем, а живой организм, способный к
самоочищению и саморегуляции. И навредить ему не так уж и просто:
“Биологический механизм самоочистки озера-моря работает без сбоев,
и воды и донная поверхность огромного водоема, несмотря на
высказываемые сомнения, остаются кристально чистыми”, — подчеркнул
Вячеслав Наговицын.
Директор Института океанологии РАН академик Роберт Нигматулин,
которому в том числе мы обязаны “Мирам” и лучшей подводной команде
Анатолия Сагалевича, так и сказал: “Вся территория Байкала не может
быть заповедной зоной”. Осталось подтвердить научными изысканиями,
что, собственно, и не должна. А хозяйственно-промышленная
деятельность (с учетом жестких экологических ограничений,
регулируемых федеральным законодательством) вполне здесь
допустима.
Мотивация у власти железная, не поспоришь — жить хочется хорошо, и,
по возможности, уже сейчас. Вячеслав Наговицын, официально и вполне
заслуженно вступивший в немногочисленное сообщество гидронавтов
благодаря мужественному погружению на дно Байкала, весьма уместно
окрашивал социально-экономическую ситуацию в багровые тона. Если
широкими мазками, то, по его словам, “Бурятия является депрессивным
регионом России, а его жители находятся у черты бедности. Сам
Байкал — ярмо и причина разрухи и безысходности. Такого быть не
должно”. Выход из создавшегося положения один — путь наверх (читай:
освоение Байкальской территории).
Президент знает, плавал: “Когда я опускался на дно, сердце мое
билось в два раза быстрее — от страха, когда поднимался — сердце
билось еще быстрее, но уже от радости”. Бурятия все еще где-то на
дне социально-экономического развития, и пора бы ей тоже — на
поверхность, дабы радостно глотнуть свежего воздуха, которым дышит
если не вся Россия, то западная ее часть — точно… Прайс на погружение
Собственно, прайс не длинный, а точнее — очень даже короткий. По
сведениям “МК”, стоимость одного погружения не члена команды
составляет… 30 тысяч долларов США. Состоятельные люди вполне
могут себе позволить. Сделать цену дешевле — значит, парализовать
научную экспедицию, обслуживая очередь желающих приобщиться к
тайнам Байкала, коему далеко за 25 миллионов лет. По словам
организаторов экспедиции, все заработанные деньги пойдут не на
покрытие затрат спонсора (группы компании “Метрополь”), а на
финансирование проекта. На дне Байкала лежит “золото Колчака”?
В глубине Байкала скрываются тайны “рукотворные”. “МК” выяснил, что
именно может нащупать “Мир” на дне пресного моря в райне так
называемой ледовой дороги, расположенной в южном Байкале.
Знатоки истории рассказывают, что за последние 150-200 лет на дно
озера ушло много всякого добра: повозки, вагоны, пароходы,
автомобили. Например, в 1900 году в районе станции Байкал с палубы
ледокола-парома, курсировавшего на трассе Сибирской железнодорожной
магистрали между восточным и западным берегом озера, рухнули в воду
четыре вагона с винтовками и пулеметами. Другой “железнодорожный
сувенир” покоится под водой в районе прибрежного поселка Танхой.
Здесь в 1933 году огромные ледяные валы, наползая на
железнодорожное полотно, опрокинули в озеро целый товарный состав
вместе с паровозом.
При тщательном обследовании байкальского дна могут быть обнаружены
и следы некоторых кораблекрушений. Одна из наиболее ценных “добыч”
озера — огромный (около 100 метров в длину) ледокол “Байкал”,
расстрелянный белочехами в 1918 г. Судьба останков этого гиганта
доподлинно неизвестна.
Некоторые объекты, затонувшие на небольшой глубине, уже пытались
обследовать аквалангисты. На дне в районе поселка Листвянка удалось
обнаружить, например, старинную пушку длиной более 1,5 метра.
Немало легенд ходит и вокруг сокровищ, якобы скрывающихся в глубине
байкальских вод. О некоторых случаях, когда на дно озера уходили
деньги и прочие ценности, известно из документов. В декабре 1866
года в прибрежное село Култук пришел “денежный обоз”, который
следовал в пограничную Кяхту. Семь конных повозок были гружены
кожаными мешками по тысяче серебряных рублей в каждом. Начальник
обоза, несмотря на скверную погоду и предупреждения местных
жителей, велел выезжать на зимник. Однако из-за припозднившейся
зимы лед еще не окреп, и головная тройка, преодолев по озеру
несколько сот метров, провалилась. Остальные завернули к берегу.
Так до сих пор несколько пудов серебра и лежат на дне.
Возможно, Байкал “взял на хранение” и некоторую долю легендарного
“золота Колчака”. Суровой зимой 1919-20-х годов войска белого
адмирала вынуждены были отступать под ударами Красной Армии на
восток, к Маньчжурии. Часть золотого запаса России, захваченного в
свое время колчаковцами, к тому времени уже была расхищена, однако
кое-что белогвардейцы еще пытались сохранить. На пути оказались
ледяные просторы Байкала. Решили пробиваться напрямик. Перед
началом прорыва золотые монеты и слитки были розданы в заплечные
мешки, в сани самых надежных офицеров. Хотя ледовый бросок через
Байкал был невелик по протяженности — всего-то около 30 километров,
однако сильный ветер и мороз под 60 градусов сделали свое дело:
большинство белогвардейцев так и остались на льду замерзшими
насмерть. А весной трупы вместе с золотой поклажей ушли на
дно.
Говорят, в 70-е годы была проведена на Байкале специальная
экспедиция. Ее участникам удалось запеленговать на глубине около
1000 метров золотой слиток — такой, какие хранились в императорской
казне. Однако поднять его со дна оказалось невозможно. Дальнейшие
работы решили тогда не проводить. Искать эту часть “золота Колчака”
нужно на огромных подводных пространствах. “Миша хочет найти Атлантиду”
Экспедиция на Байкале далека от завершения и, как убеждены ее
участники, ожидает ряд больших и малых открытий. Однако ее главный
организатор уже думает о новых приключениях. С трибуны научной
конференции так и прозвучало: “Миша (Михаил Слипенчук — глава
группы компаний “Метрополь”. — Авт.) мечтает найти Атлантиду, а
экипаж “Миров” совершенно не против. И в самом деле: аппетит
приходит во время еды. Среди других планов — покорение Марианской
впадины. Правда, для этого, считает Анатолий Сагалевич, необходимо
построить другой, более современный глубоководный аппарат. Справка Глубоководные аппараты
«Мир»
Рабочая глубина погружения — 6000 метров
Максимальная скорость — 5 узлов
Сухой вес — 18,6 тонн
Длина — 7,8 метра
Ширина (с боковыми двигателями) — 3,8 метра
Высота —  3 метра
Экипаж — 3 человека
“Миры” были специально разработаны для погружения в соленой воде.
Теоретически эти аппараты могут погружаться и в пресные водоемы,
однако для этого необходимо изменить их плавучесть и частично
заменить оборудование. Кроме того, для аппаратов “Мир-1” и “Мир-2”,
которые не могут работать автономно, необходимо было найти новое
“домашнее” судно. Во время прошлых экспедиций “Миры” погружались с
корабля “Академик Мстислав Келдыш”. Однако транспортировать это
судно на Байкал оказалось технически невозможным, поэтому для
размещения “Миров” пришлось оборудовать специальную баржу. В
промежутках между погружениями глубоководные аппараты закреплены на
специальной платформе на барже и закрыты защитными пластиковыми
чехлами.
В списке общих целей экспедиции
“Миры” на Байкале” заявлены следующие:
• Сбор научной
информации и использование полученных данных в прогнозировании
различных природных процессов
• Погружение на максимальные отметки дна озера Байкал, исследование
мест выхода подводных гидротермальных источников и грязевых
вулканов. Существующие данные о гидротермальной активности на
Байкале основаны, в основном, на информации, полученной
глубоководными обитаемыми аппаратами “Пайсис-7” и “Пайсис-11”.
Экспедициями канадских ГОА, которые погружались в Байкал в 1987,
1990 и 1991 годах, руководил Анатолий Сагалевич. “Пайсисы” помогли
получить большое количество информации об уникальном озере, однако
за неполных два десятилетия возникла необходимость в получении
свежих сведений.
• Уточнение глубины озера. На сегодняшний день считается, что
максимальная глубина озера Байкал составляет 1637 метров. Это
значение было получено при погружении глубоководного аппарата
“Пайсис” в 1991 году. “Миры” должны были подтвердить или
опровергнуть это значение, исследовав дно в том же месте, что и
“Пайсис”. “Миры” прошли по дну около 6,5 км и экипаж не обнаружил
впадин или понижений уровня дна. Ученые не исключают, что
предыдущие данные могли быть следствием неверно проведенных
измерений. Тем не менее пока предположение не подтвердится, мировой
рекорд погружения в пресную воду останется за “Пайсисом”.
• Изучение дна Баргузинского залива и сочленения Академического
хребта и полуострова Святой Нос. Баргузинский залив — это самый
крупный залив озера Байкал. Его площадь составляет около 700 кв.
км. Глубина залива изменяется от одного метра в устье реки Баргузин
до тысячи метров у входа в залив. Полноценное его исследование
невозможно без использования ГОА. Как показали предыдущие
исследования, Академический хребет начал погружаться под воду около
10 миллионов лет назад. Изучение пород в районе этого хребта
позволит ученым изучить геологическое прошлое Байкала, а также
сделать выводы о происходивших изменениях климата.
• Получение точных данных о тектонических процессах. Изменения
климата Земли, такие как оледенения и последующие потепления,
оказывают влияние на форму береговой линии. Следами подобных
изменений могут быть так называемые озерные террасы, которые
образовались из-за изменений уровня Байкала, когда таяние и
намерзание азиатских ледников изменяло водный баланс планеты.
• Поиск археологических артефактов. Археологи, работавшие на
берегах Байкала, находили различные предметы, созданные человеком,
самые древние из которых датируются 12 тысячелетием до нашей эры.
Артефакты, оставшиеся от более поздних поселений, также
представляют интерес для историков. Однако археологические
исследования не являются приоритетным направлением экспедиции
“Миры” на Байкале”, по крайней мере, в настоящее время.
• Исследование углеводородов Байкала. Определение их запасов;
определение их фонового уровня для оценки загрязнения воды
углеводородами; прогнозирование выбросов углеводородов. Наличие под
дном Байкала залежей углеводородов было подтверждено во время
экспедиций “Пайсисов”. В районе реки Баргузин ученые обнаружили
естественные нефтяные пятна. Они могли образоваться при выходе
углеводородов сквозь осадочные толщи. Этот пункт научной программы
экспедиции вызвал больше всего вопросов. Высказывались
предположения, что в случае обнаружения под дном озера залежей
нефти или газа на Байкале начнется их активная добыча, и уникальная
экосистема будет уничтожена. В официальном пресс-релизе, выпущенном
Фондом содействия сохранению озера Байкал, были приведены слова
директора общероссийской общественной организации “Зеленый патруль”
Романа Пукалова, который утверждал, что информация о добыче нефти
на Байкале “лишь глупые слухи”. Проекты по проложению газопровода
или добыче полезных ископаемых на данный момент технически
неосуществимы. Однако он добавил, что разведка залежей нефти и газа
может пригодиться в будущем, когда у людей появится необходимая
техника для их добычи.
• Животный и растительный мир Байкала. Ученые собираются изучить,
насколько сильно экосистема Байкала пострадала от деятельности
человека. По данным на сегодняшний день, нарушения есть, но пока
они не достигли критического уровня. Признаками ухудшения состояния
Байкала является, например, массовый мор нерпы — эндемичного для
Байкала вида тюленя, обитающего в пресной воде, — и бурное
размножение некоторых видов рыб. Нерпы находятся на вершине пищевой
цепи; они поедают мелких рыб, которые, в свою очередь, питаются
рачками эпишурами. По типу питания эпишуры являются фильтраторами —
они пропускают через свой ротовой аппарат воду, задерживая
бактерий, водоросли и инфузорий. Так как вода Байкала загрязнена,
эпишуры накапливают химикаты, которые ослабляют иммунную систему
нерп. Более детальное изучение флоры и фауны Байкала позволит
оценить неблагоприятное воздействие на экосистему озера.

 

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram