На сайте СО РАН опубликована статья, посвященная итогам экспедиции «Миры» на Байкале»

На сайте Сибирского отделения РАН (http://www.copah.info/articles/simply/na-dne-ne-pesa-gorkogo) опубликована
статья Екатерины Пустоляковой «На дне (не пьеса Горького)»,
посвященная результатам исследований газовых гидратов Байкала,
полученным в ходе экспедиции «Миры» на Байкале»:

«Каждый «ярус» озера Байкал
представляет собой некий набор удивительных вещей, фактов и
загадок. Пейзажи и прозрачная вода; волны, не гасящие ветер, а еще
больше его раззадоривающие; нерпы, омуль и другие эндемики. Ниже,
ниже, ниже — пока, наконец, на самом дне мы не увидим нечто
загадочное: пузырьки разных видов углеводородов, поднимающиеся
вверх, «постройки» произвольной формы, где туда-сюда снуют совсем
мелкие существа. В подобных местах ученые обнаруживают газогидраты
— химические соединения, образованные, как можно понять из
названия, из воды и газа.

«В 2003-м году мы знали всего
о трех таких вещах на Байкале, и нам казалось: найдем еще парочку,
и будет замечательно», — рассказывает на конференции «Газовые
гидраты в экосистеме Земли-2014» сотрудник Лимнологического
института СО РАН (г. Иркутск) Олег Михайлович
Хлыстов.

Первые объекты были обнаружены еще в 1997-м
году в ходе бурения, которое осуществлялось специалистами со льда
Южной котловины озера. Впоследствии с помощью локаторов бокового
обзора к 2009-му открыли уже 11 мест в шести районах Байкала, но в
это время появилась возможность провести съемку, используя лучевые
эхолоты, и, основываясь на новых полученных данных, ученые смогли
создать более четкие и ясные карты с хорошо различимыми мелкими
деталями (руслами, оползнями, разломами).

Если говорить о темпах обнаружения участков,
где есть газовые гидраты, то с 2000-го по 2004-й исследователям
удалось узнать всего о четырех структурах — их детально изучали,
вырабатывали поисковые признаки. Затем, с 2005-го по 2009-й было
найдено еще 7. Наконец, за последние четыре года ученые смогли
«рассекретить» рекордное количество — 17. «На сегодняшний день на
Байкале есть 28 районов дна, где существуют поверхностные
газогидраты», — отмечает Олег Хлыстов.

Перспективы дальнейших поисков как раз
связаны с тем, что нужно закончить съемку озера полностью, обратив
пристальное внимание на дельты крупных рек. Еще одним «критерием»
становятся, по словам Олега Хлыстова, основные рифтовые разломы
Байкала: все они расположены вдоль западного района (кстати, только
на одном небольшом участке около острова Ольхон уже были найдены
сразу четыре структуры).

По форме газогидраты (если рассматривать в
качестве химических соединений), как отмечает ученый, встречаются
разные: во-первых, включения — от массивных до небольших. «Есть
прожилки, есть такие, у которых вертикальный наклон, есть линзы,
есть и грануловидные (они образованы за счет примесей этана, и это
уникальные образцы), — рассказывает Олег Хлыстов.

Некоторые районы были очень хорошо
исследованы геолого-геофизическими методами, в одном из них хорошо
прослеживается разгрузка газа. «Мы построили довольно-таки точную
карту глубины газогидратной кровли этого места и увидели, что
интересующее нас вещество сохраняется довольно долго, даже если
источник углеводорода, который наблюдался с помощью эхолота,
исчез», — комментирует специалист. Кстати, именно здесь ученые
провели эксперимент по добыче полезного ископаемого методом
растворения гидратов (в нынешнем году об этом выйдет статья).
«Сделали специальную камеру, она опускалась на дно, — говорит Олег
Хлыстов. — По одному каналу подавалась обогащенная метаном вода, а
по другому — выкачивалась смесь. Прокачав 15 кубометров за час, мы
получили небольшое количество нужного вещества. Так что все это
возможно сделать на Байкале».

С появлением новой техники — глубоководных
аппаратов «Мир», которые несколько лет работали на Байкале — как
отмечает ученый, сразу же пошли открытия: в частности, некоторые
формы газогидратов. Например, в одном из районов во взаимодействии
с битумом идет образование «столбов». Однако пока неизвестно, каков
механизм образования таких построек: нужен визуальный контроль.
«Нас интересует и другой участок, расположенный на склоне разлома:
прежде всего, хочется узнать, как там сформировался монолитный слой
газогидратов, и идет ли их растворение или же еще что-то, — делится
Олег Хлыстов. — Необходим отбор проб с этих участков или проведение
каких-либо исследований».

Ждать, пока «Миры» снова появятся на
Байкале, по словам ученого, бесперспективно, поэтому в ближайшем
будущем в Лимнологический институт СО РАН поступит аппарат
«Могикан» — так что пока специалисты начнут работу с этой
телеуправляемой техникой, с помощью которой надеются провести ряд
экспериментов и ответить на некоторые вопросы.

«Мы хотим знать, как влияют грязевые вулканы
и газогидраты на современный рельеф озера, — объясняет Олег
Хлыстов. — Есть еще и непонятности, связанные с тем, как влияет
разгрузка газа на биоценоз озера. Например, с помощью «Миров» было
обнаружено какое-то «пятно» на дне, а потом выяснилось: там есть
гидраты, а на их поверхности — пленка, и имеются свои биологические
сообщества».

Как говорит заведующая лабораторией
микробиологии углеводородов ЛИН СО РАН доктор биологических наук
Тамара Ивановна Земская, живые организмы, которые обитают в
подобных зонах Байкала, конечно, мельче по сравнению со своими
морскими «собратьями», но зато их разнообразие больше. В числе
таких существ бесцветные серные бактерии, являющиеся основой
соответствующих матов в районе гидротермальных подводных
источников, олигохеты, губки (размером буквально в один сантиметр),
нематоды. Кстати, на вышеупомянутых матах можно увидеть и
рыбок.

«Мы сейчас ведем площадные исследования там,
где есть поверхностные залегания газовых гидратов, отбираем пробы и
смотрим, от чего может зависеть численность тех или иных животных.
Пока никакой корреляции не обнаружили», — рассказывает Тамара
Земская, отметив, что в таких районах еще интересно существование
неизвестных ранее животных. По словам биолога, уже сейчас можно
говорить об описании более 10 новых видов нематод. Кроме того, при
изучении морфологии и физиологии, например, определенных моллюсков,
оказалось: отмечается два их морфотипа, один из которых обладает
признаками, характерными для животных гидротермальных областей в
морях. «При этом, — говорит Тамара Земская, — надо отметить: в
основном сообщества, которые обитают в местах разных разгрузок,
уникальны и практически не повторяют друг друга. Только около двух
процентов видов встречаются во всех известных нам
районах».»

 

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram