НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА: Байкал как русский Лох-Несс

На дне самого глубокого пресноводного водоема планеты
обнаруживаются все новые и новые артефакты
Андрей Ваганов
Самый обильный урожай новостей за минувшее лето российские ученые
собрали в глубинах озера Байкал. Сообщения о сенсациях следовали
одно за другим. Лето прошло. Температура немного спала. Можно
подвести некоторые итоги.
Напомним, 29 июля прошлого года началась российская научная
экспедиция к самому большому пресноводному водоему планеты – «Миры
на Байкале». Вернее даже, не «к», а «в». Уникальные российские
обитаемые глубоководные аппараты «Мир-1» и «Мир-2» впервые
осуществили погружение на дно самого глубокого озера планеты. В
минувший понедельник руководитель экспедиции, член-корреспондент
РАН Артур Чилингаров сообщил, что сезон «Миров» на Байкале
завершен: из 70 запланированных погружений выполнено 69.
В нынешнем году экспедиция возобновила погружения «Миров» 15 июня.
А уже 1 июля – как гром среди ясного геологического неба:
«Российские ученые – участники погружений «Миров» на Байкале
считают, что озеро может быть заметно моложе, чем считалось ранее.
Об этом со ссылкой на слова сотрудника Геологического института СО
РАН геолога Александра Татарникова сообщает Интерфакс.
Если до сих пор общепринятым считалось, что возраст самого большого
пресноводного озера на Земле составляет 25–30 млн. лет, то теперь
исследователи пришли к выводу, что «наполнение водой этого озера
произошло совсем недавно – 6–8 тысяч лет назад» (согласно все тому
же сообщению Интерфакса). То есть Байкал «помолодел» сразу почти в
5 (пять) тысяч раз!
Судя по отсутствию – по крайней мере в неспециализированной прессе
– каких-либо комментариев ученых, с «омоложением» Байкала явно
перестарались.
Мне уже приходилось отмечать, что, возможно, подобного рода
результаты играют не столько научную, сколько экономическую роль –
как способ «выбивания» денег из государства на свои исследования
(см. «НГ» от 13.07.09). В условиях, когда официально 4 августа
Министерство образования и науки РФ выступило с инициативой
сократить в условиях кризиса число приоритетных направлений
развития науки и технологий, такую изобретательность российских
исследователей можно только приветствовать.
Но вот второе сообщение вызвало уже гораздо больший поток
комментариев. Оно и понятно: Байкал неожиданно попал чуть ли не в
аналоги Персидского залива по запасам углеводородного топлива.
Правда, на этот раз речь идет не о нефти, а о так называемых
газогидратах – «экологически чистом топливно-энергетическом
продукте будущего».
«Газовые гидраты, – поясняют специалисты Института океанологии им.
П.П.Ширшова РАН на официальном сайте института, – твердые
льдоподобные соединения метана с водой, устойчивые при высоких
давлениях и низких температурах (необязательно отрицательных). В
одном кубометре гидрата может содержаться до 162 кубометров метана.
Газовые гидраты (ГГ) являются потенциальным источником экологически
чистого углеводородного сырья. По некоторым оценкам, мировые запасы
метана в ГГ могут на несколько порядков превышать ресурсы всех
разведанных на сегодня других горючих ископаемых. Считается, что
98% всех природных ГГ сосредоточено в акваториях, и лишь 2%
находится на континентах в районах с мощной толщей вечной
мерзлоты».
И вот – газогидраты были обнаружены на поверхности дна Байкала в
виде больших, мрамороподобных кусков. И это действительно
уникальная находка. Байкал – единственное в мире озеро, в осадках
которого обнаружены газовые гидраты. Впрочем, сами ученые пока
очень осторожно комментируют возможные последствия этого
открытия.
«Сенсационность этой находки немного преувеличена, – подчеркнул в
беседе с корреспондентом «НГ» академик, директор Института
океанологии РАН Роберт Нигматулин. – Газогидраты на дне Байкала
были найдены еще в конце 1990-х годов. Но необычность нынешней
находки в том, что газогидрат был обнаружен в виде некоей линзы. Ее
было даже трудно заметить – в какой-то момент она была прозрачной.
До этого газогидраты доставали черпаками, это была смесь ила,
грунта и газогидратов».
По словам академика Нигматулина, на поверхности байкальского дна
сложились уникальные геологические условия: дно Байкала изрыгает из
себя газы, давление там – больше 20 атмосфер при температуре плюс
5–6 градусов. Этого вполне достаточно, чтобы образовывалась твердая
фаза – газогидраты.
В общем, огромное поле для исследований ученых-геологов. Увы, как
энергетическая альтернатива традиционным источникам углеводородов
газогидраты пока не годятся.
«Никаких планов добычи газа из байкальских газогидратов нет, –
заявляет Роберт Нигматулин. – Газогидратов очень много на дне и
шельфе Мирового океана – проблема их оттуда достать. Добывать газ
на Байкале не придет в голову ни одному нормальному человеку.
А то в обществе существуют опасения: вот, мол, сейчас придут
магнаты и начнут газ качать. Пока нет прорывных идей, которые
позволили бы говорить о газогидратах как реальном энергетическом
ресурсе человечества. Пока что это тема для чисто научных
исследований».
Хотя отметим, что, например, в Японии, Индии изучение газогидратов
имеет статус национальных программ. Там ведутся интенсивные
разработки в этом направлении. Оно и понятно, ведь речь идет об
энергетической независимости. Да и у нас в стране Российский фонд
фундаментальных исследований финансирует небольшие проекты по
изучению физико-химических свойств газогидратов. Но все это не
выходит за уровень лабораторных исследований.
Любопытно, что одна из гипотез все аномалии, происходящие в
Бермудском треугольнике, списывает как раз на газогидраты. Метан из
них якобы время от времени вырывается на поверхность, образуется
пена, в которой и гибнут корабли.
Но, возможно, такая мощная подготовка общественного мнения
понадобилась вовсе и не самим ученым. Все это было нужно лишь для
обеспечения благоприятного информационного фона к главному событию
на озере минувшим летом – погружению на дно Байкала 1 августа в
глубоководном аппарате «Мир-1» премьер-министра России Владимира
Путина. Собственно, ради такого случая одновременно происходило
погружение обоих «Миров». С аппарата «Мир-2», как сообщал
Интерфакс, на глубине 1395 метров «состоялась небольшая фото- и
видеосессия». На научную станцию экспедиции «Миры на Байкале» глава
правительства России прибыл в рамках рабочей поездки в Сибирский
федеральный округ. Заметим, что сам визит председателя
правительства на Байкал был, возможно, вызван тем, что ЮНЕСКО
официально выразило свое беспокойство экологическим состоянием
озера. Если ситуация не изменится, то уникальный пресноводный
водоем может быть исключен из списка объектов всемирного природного
наследия.
А вот рок-музыкант, лидер группы «Машина времени» Андрей Макаревич
прибыл на Байкал, чтобы заняться дайвингом (то есть нырянием с
аквалангом). И 3 августа ему удалось нырнуть так глубоко, как он,
наверное, и не ожидал. Как сообщило РИА Новости, он «принял участие
в одном из погружений глубоководных аппаратов «Мир» на озере
Байкал. Погружение прошло на юге Байкала, в районе мыса Толстый.
«Мир-2» с Макаревичем опустился на глубину 1,4 тысячи метров.
Андрей Макаревич погрузился с профессором ИрГТУ Михаилом Щадовым и
главным пилотом, Героем России Евгением Черняевым. В ходе
погружения «Мир-2» изучал хребет около мыса, прошли поиски
артефактов».
В конце августа «Мир-1» и «Мир-2» достигли самой глубокой точки
озера – 1640 метров. До этого официально считалось, что
максимальная глубина Байкала – 1637 метров. В том рекордном
погружении тоже участвовали люди интересные: в качестве
бортнаблюдателей работали швейцарский меценат и бизнесмен Фредерик
Паулсен и вице-президент Ассоциации полярников Владимир
Стругацкий.
Чем-то этот летний тур на «Миры» напоминает полеты на МКС
космических туристов. И в том и в другом случае пиар получается
неплохой. Немного смущает, что экспедиция «Миры на Байкале» имеет
статус все-таки «российской научной».
Не удивлюсь, что в будущем году, если президент России Дмитрий
Медведев надумает посетить озеро Байкал, к его приезду там
обнаружат местное, байкальское – по типу лох-несского – чудовище.
Кстати, не такая уж и безумная гипотеза. Она вполне согласуется с
данными о неповторимом животном мире Байкала. Ведь из 1200 видов
животных, обитающих в Байкале, три четверти – эндемики, то есть не
встречаются больше нигде в мире.

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram