Радио Свобода: «Миры» к работе в Мексиканском заливе готовы

Елена Власенко

Командиры глубоководных аппаратов «Мир-1» и «Мир-2» ждут
приглашения американского правительства для ликвидации утечки нефти
в Мексиканском заливе. С сотрудниками British Petroleum они
продолжают переговоры о совместной работе. Об этом Радио Свобода
сообщил пилот «Мира-2» Евгений Черняев.

Напомним, 20 апреля на платформе Deerwater Horizon (оператор
платформы – британская нефтегазовая компания British Petroleum) в
Мексиканском заливе произошел взрыв. Погибли 11 человек. Платформа
затонула, а нефтяная скважина была повреждена и к 22 апреля дала
течь. Сообщалось, что нефть из скважины утекала в Мексиканский
залив со скоростью 760 тысяч литров в сутки. 4 июня инженерам
компании удалось установить на месте утечки защитный купол – с
помощью него на глубине более полутора тысяч метров нефть и газ
собирают и доставляют на борт бурового судна.

7 июня газета «Известия» со ссылкой на командира глубоководного
аппарата «Мир-1» Анатолия Сагалевича сообщила: с ним и его
коллегами по Институту океанологии РАН British Petroleum ведет
переговоры о возможности использовать «Миры» для консервации
скважины.

О том, чем «Миры» могут помочь компании British Petroleum и
Мексиканскому заливу и почему до сих пор не помогают, в интервью
Радио Свобода рассказал командир глубоководного аппарата «Мир-2»
Евгений Черняев.

– Аппараты могут участвовать в ликвидации утечки – у них большие
возможности, но для этого надо вести совместную подготовку со
специалистами-нефтяниками, с конструкторами установки на дне
скважины, – говорит Евгений Черняев. – У нас нет чертежей. Если
сейчас перевезти аппараты, нет ничего, что мы могли бы установить
для ликвидации утечки. Мы знаем, как и что применять с аппаратов, а
специалисты знают чертежи и знают, как нефть себя «ведет».

Режиссер Джеймс Кэмерон (вместе с Евгением Черняевым и Анатолием
Сагалевичем использовал «Миры» на съемках своего фильма «Титаник».
– РС) давно об этом говорит и пытается участвовать в решении
проблемы – его очень волнует экологическая ситуация. Мы готовы
приложить все свои умения и употребить возможности нашей техники.
Но для этого недостаточно нашего желания: необходимо совместно со
многими специалистами разных отраслей разработать некую
конструкцию, ее создать и потом применить на скважине с помощью
«Миров».

– Что должно случиться, чтобы эта совместная работа
началась?

– Должно быть какое-то официальное обращение от американского
правительства к нашему. Если этот вопрос не решается на
государственном уровне, быстро ничего не происходит. Если
американское правительство проявит интерес и у нас установится
нормальный контакт со специалистами BP, все можно воплотить в
жизнь. Но такого, что моментально приехали и сразу ликвидировали,
быть не может. Было бы нормально, если бы нас пригласили, как
только обнаружена была утечка.

– Американское правительство должно к вам обратиться, вы
считаете?

– Понятно, что здесь решение зависит от всех и всех должно
волновать: катастрофа-то мировая, нефть вытекает в мировой океан.
Но скважина находится в американских территориальных водах. Мое
субъективное мнение, что от американского правительства здесь все
зависит в большей степени. А на самом деле мы готовим экспедицию на
Байкал и очень сильно заняты: совершенно нет времени делать что-то
еще. Но если задача будет поставлена, будем ее решать.

– Пока вы ждете обращения правительства США, «Миры»
будут на Байкале?

– На Байкале. Все необходимое оборудование будет там. И если
надо будет отправлять нас в Мексиканский залив, все будет как раз
готово и собрано на Байкале. В этом смысле то, что «Миры» будут
работать на Байкале, спасает ситуацию.

– Подготовка к байкальской экспедиции и помешала вам
первыми предложить свою помощь в ликвидации нефтяного
пятна?

– Вскоре после катастрофы с нами связался конструктор из BP,
сказал, что нам оплатят все перелеты, аппараты доставят туда… Мы
сказали: да, мы готовы… Но нужно создавать совместную команду и
работать вместе с нефтяниками BP – разрабатывать соответствующие
устройства совместно с разными специалистами. Если нет желания,
чтобы русские пришли и заткнули это дело, мы и не можем заткнуть.
Мы сказали, что готовы, какие еще могут быть инициативы с нашей
стороны? Одно дело – люди хотят и помогают нам. Другое дело – не
хотят и со стороны скептически смотрят. Если они видят, что
катастрофа такая, они должны приглашать специалистов – нас они
наверняка знают: мы много работали, и репутация у нас и в нашей
стране, и за границей хорошая. От нас главное, что требуется –
чтобы мы не отказались. А без их инициативы нам нет смысла туда
ехать.

– Представим, что к вам, как вы и ожидаете, обращаются
представители правительства США. Вы говорите «да» и сразу едете?
Нужны дополнительные согласования с правительством
российским?

– Думаю, нужны: все будет перевозиться на наших самолетах. Через
таможню проезжать. Для покупки чего-либо надо будет объявлять
тендер. Система построена так, что все требует огромного
времени.

– Много времени может занять подготовительная работа,
которую вы намерены провести с представителями BP?

– Не меньше чем несколько недель. Зависит все не от нас.

– Есть крайний срок, после которого к «Мирам» уже не
будет смысла обращаться?

– Если уже вся нефть будет из скважины выкачана, к нам будет
бессмысленно обращаться. А если она вытекает с такой скоростью, с
какой вытекает, то к нам обратиться никогда не поздно.

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram