Стандарты чистоты байкальских рек под вопросом

В середине февраля в столице Бурятии Улан-Удэ
состоялись публичные слушания проектов трех очень важных для всех
жителей Байкальского региона нормативно-технических документов. В
них содержатся предлагаемые Федеральным агентством водных ресурсов
России (Росводресурсы) нормативы предельно допустимых вредных
воздействий на реки, впадающие в Байкал. Представители
общественности с предложенным уровнем узаконенного загрязнения
Селенги, Турки, Баргузина, Верхней Ангары и впадающих в них рек и
речушек не вполне согласились и вновь отправили эти проекты на
доработку.
Девять сыновей Байкала
В бурятских мифах говорится о девяти сыновьях седого батюшки
Байкала (девяти крупных реках, впадающих в Байкал) и об одной
легкомысленной дочери Ангаре, которая сбежала от отца к своему
возлюбленному Енисею. Сам же Байкал представляет собой заполненный
водой гигантский разлом в земной коре, находящийся на самой границе
Центрально-азиатской горной мегасистемы и Сибирской низменности,
начинающейся ниже Байкала. Вниз от Байкала на равнину,
расположенную с западной стороны священного моря, стекает только
одна Ангара, прорвавшаяся сквозь мощную линию горных хребтов. Все
же девять сыновей Байкала, или бассейн озера со всеми впадающими в
него реками, находятся на его восточной стороне, то есть на
территории Бурятии.
Это река Селенга с ее крупными притоками (реки Джида, Темник,
Чикой, Хилок, Уда), а также Турка, Баргузин, Верхняя Ангара. Всего
же в Байкал стекают 336, выражаясь канцелярским языком, «постоянных
водотоков» (рек, речек, ручьев), находящихся на южной, восточной и
северной сторонах великого озера. При этом половину водной массы в
Байкал приносит Селенга вместе с ее мощными притоками.
О допустимом уровне загрязнения
В настоящее время все разрабатываемые учеными и чиновниками
нормативы допустимого воздействия (НДВ) на реки Байкальского
бассейна разделены на три документа: проект НДВ по бассейну Селенги
(российская часть от границы с Монголией), проект НДВ по бассейнам
рек южной части Байкала (небольшие реки Тимлюй, Большая речка,
Мишиха, Выдриная, Снежная, Утулик) и проект НДВ по бассейнам рек
средней и северной части Байкала (реки Турка, Баргузин, Верхняя
Ангара с их притоками и небольшие речки).
Как сообщила представитель заказчика проектов Дарима Цибудеева из
Управления водных ресурсов озера Байкал (Байкалводресурсы),
нынешние публичные слушания проектов нормативов предельно
допустимых вредных воздействий на реки Байкальского бассейна
проводятся не впервые. Начало их разработки относится еще к 2007
году. А 18 мая 2010 года состоялись первые слушания проектов этих
НДВ, на которых экологи-общественники раскритиковали предлагаемые
разработчиками из производственного объединения ЗАО «Совинтервод»,
работающего при Росводресурсах. Бурятское региональное объединение
по Байкалу (директор Сергей Шапхаев) тогда рекомендовало снизить
предлагаемый узаконенный уровень загрязнения рек до нормативов
допустимого воздействия (НДВ), принятых правительством России в
2010 году специально для уникальной экосистемы озера Байкал. К тому
времени к проекту подключились ученые из Байкальского института
природопользования СО РАН, которые самостоятельно разработали НДВ
для рек средней и северной части Байкала, а позже исправляли работу
московских коллег из Совинтервода по нормативам загрязнения для
Селенги.
На слушаниях в 2010 году явно завышенные НДВ так и не были прияты,
а их доработка с учетом замечаний, поступивших от экологов из БРО
по Байкалу, и более высоких стандартов чистоты воды, принятых для
экосистемы озера Байкал, длилась более полутора года.
Плач Ярославны
– Качество воды зависит от стоков, которые производят
водопользователи, и эти стоки можно регламентировать. Но есть и
природный фон, который априори присущ тому или иному водному
объекту. И существующие нормативы (допустимого уровня загрязнения.
– С.Б.) иногда предъявляют более высокие требования к самой
природе, чем есть на самом деле! Как снять это противоречие?! –
обратился к участникам вторых слушаний по проектам НДВ замдиректора
Байкальского института природопользования СО РАН Баир
Гомбоев.
В результате разработанные учеными проекты НДВ для рек бассейна
Байкала, приведенные в соответствие с НДВ для самого Байкала, носят
двойственный характер. С одной стороны, исполнитель работ по
разработке проектов НДВ (БИП СО РАН) и заказчик (Байкалводресурсы)
выполнили требование федерального законодательства и снизили
допустимый уровень загрязнения рек до норм байкальской экосистемы.
С другой стороны, и доктор геологии Баир Гомбоев, и руководитель
Байкалводресурсов Валерий Молотов считают, что принятые стандарты
чистоты воды в Байкале «выше естественного природного фона». Этим и
исполнитель, и заказчик проектов объясняют наличие в
разрабатываемых ими документах прежних, более «грязных» нормативов,
которые якобы ближе к «естественно-природному фону». И этим они
дают возможность для сравнения оторванных от жизни требований с
реальным положением дел.
Дело в том, что в завышенном узаконенном уровне загрязнения рек
заинтересованы практически все предприятия Бурятии, которые
практически бесконтрольно сливают свои промышленные стоки в реки. С
понижением нормативов предельно допустимых вредных воздействий всем
без исключения предприятиям, особенно в промышленном узле Улан-Удэ,
придется платить более высокие штрафы за загрязнение рек или нести
высокие затраты на приобретение современного оборудования для
очистки стоков. Чего им, естественно, делать совсем не хочется. А
хочется по-прежнему безнаказанно отравлять реки и не тратиться на
экологию.
«Плач Ярославны» по поводу того, что «проклятые экологи» «не дают
бизнесу встать на ноги» раздается сейчас и в кабинетах чиновников,
в том числе ответственных за сохранение водных ресурсов.
– Как только нормативы 2010 года (НДВ на уникальную экосистему
озера Байкал. – С.Б.) были приняты, мы сразу же поставили вопрос:
что делать, если природный фон такой, а норматив нужно сделать
многократно чище, чем в природе? – говорит руководитель Валерий
Молотов. – Если бы это была просто лужа, можно было бы добавить в
нее какую-то долю чистой воды. Но как изменить природный фон на
Байкале? Я не знаю, у меня мозгов на это не хватает!
Отстояли байкальские стандарты
По мнению Валерия Молотова, принятие документов, устанавливающих
экологические и любые другие стандарты, всегда носит политический
характер.
– Эти документы должны учитывать социальную адаптированность
стандартов, – считает он. – Поскольку на данной территории живут
люди, им надо создавать благоприятные условия, надо давать
возможность развивать территорию!
Защитником высоких стандартов чистоты воды на слушаниях выступил
известный в России эколог Сергей Шапхаев. По его мнению, за
естественный природный фон нельзя брать состояние природной среды,
которое оказалось таковым уже после загрязнения.
– Валерий Сергеевич (Молотов – С.Б.) является сторонником того,
чтобы за естественный фон брать уже загрязненную реку, – сказал на
слушаниях Сергей Шапхаев. – Но когда разрабатывали НДВ (нормативы
допустимого воздействия. – С.Б.) для уникальной экологической
системы Байкала, за норму взяли тот природный фон, который был до
загрязнения. И как раз сейчас спор идет вокруг этого: что брать за
фоновый показатель?
В итоге же представитель экологов-общественников выразил
удовлетворение в том, что замечания БРО по Байкалу в ходе работы
над исправлением первоначальных НДВ были учтены, и предлагаемый
допустимый уровень загрязнения байкальских рек все-таки был снижен.
В целом участники публичные слушаний одобрили предлагаемые проекты
НДВ по бассейну озера Байкал с тем условием, что в ходе еще одной
доработки будут учтены уже новые замечания общественности к этим
документам.
В частности, разработчикам рекомендовано привести проекты в
соответствие с международными конвенциями о сохранении
биоразнообразия и о культурном и природном наследии. Кроме того,
участвовавшие в слушаниях выразили пожелание, чтобы проекты НДВ
стали более внятными с точки зрения оценки воздействия на
окружающую среду (ОВОС), а в дальнейшем прошли бы процедуру
государственной экологической экспертизы.
– Нормативы не должны просто висеть в воздухе, они призваны
оказывать влияние на источники вредного воздействия, которые
доставляют беспокойство жителям Байкальской природной территории, –
считает Сергей Шапхаев. – Прежде всего, это добыча
гравийно-песчаной смеси на Селенге, строительство причала в Турке,
в самом сердце экосистемы реки Турки, разработка полезных
ископаемых и строительства малых ГЭС.
Бесполезные нормативы?
В соответствие с планами Федерального агентства водных ресурсов,
подразделением которого являются Байкалводресурсы, обсуждаемые
нормативы предельно допустимых вредных воздействий на реки бассейна
Байкала должны будут действовать до 2025 года. Однако после
вступления России в ВТО нашей стране необходимо будет рано или
поздно переходить на международное законодательство в сфере
управления водными ресурсами. Как сообщил Сергей Шапхаев, этот
переход от явного анахронизма в виде разнообразных нормативов ПДК и
ПДВ к «наилучшим доступным технологиям» (НДТ) должен состояться уже
в 2014 году. Не исключено, что как раз к тому времени обсуждаемые
сегодня НДВ по бассейну Байкала пройдут все стадии утверждения,
будут приняты на федеральном уровне. И практически сразу же
устареют.
Уже сейчас наши ученые-экологи и чиновники в Бурятии ломают голову
над тем, как выработать общие подходы к водопользованию в бассейне
трансграничной реки Селенги с Монголией, которая уже перешла на
международное законодательство в сфере управления водными
ресурсами.
 Сергей Басаев, «Новая Бурятия» http://www.newbur.ru/articles/6771

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram