Старинный петровский фрегат появился на Байкале

Пузатый трёхмачтовый корабль на холодных волнах моря-озера.
Цветные паруса, верёвочные лестницы, при качке — скрип дерева на
разные лады…

Мечта сибиряка Алексея Шутько похожа на кадр
исторического фильма. Геолог из посёлка Большая Речка попробовал
себя в корабельном деле ещё в начале девяностых. За семь лет прямо
в огороде, рядом с баней и мастерской, вырос парусник старинного
образца. Весной он должен встать на воду.

С улицы фрегат видно не сразу, нужно подойти поближе, чтобы
притаившаяся громада постепенно выглянула из-за дома. Первой
показывается дородная русалка на носу, покрытая бронзовой краской.
Чуть правее от неё — деревянный якорь. Чёрные пузатые бока
парусника находятся почти на одном уровне с крышей.
«Корабли — как дети, никогда не знаешь, каков будет результат», —
поднимается по приставной лестнице мастер. Его восемнадцатиметровый
красно-чёрный красавец из листвяка почти готов, осталось установить
мачты, поставить пушки — и можно поднимать паруса.

— Один мой друг — судья по парусному спорту — как-то пригласил
вместе с ним сходить в море, — вспоминает Алексей Николаевич. — Так
понравилось, что захотелось самому смастерить кораблик. Начал с
одиннадцатиметровой шхуны, сварил её из металлических листов. На
Байкале мы в ней в хорошие шторма попадали — выстояли. А потом
продал судно и… затосковал.

Корабельный край?

В десятке метров от фрегата Алексея Шутько строит деревянную
шхуну сосед мастера — писатель и художник Валерий Ефимович
Нефедьев, по-соседски — Ефимыч. В тридцати километрах отсюда —
кордон, где лесник Виктор Ткаченко, друг нашего героя, сооружает…
пятнадцатиметровый бриг из кедра. А построить именно
восемнадцатиметровую палубу Алексею Шутько посоветовал иркутский
преподаватель трудов Лука Распутин, который на досуге… тоже
балуется кораблестроением! Мастер говорит, это не общая корабельная
школа: каждый начинал сам по себе, сам искал технологию — все
пришли к одному занятию разными путями.

— Наверное, нет черты, отличающей всех корабелов. Корабли строят
такие же люди, как все. Главное, что нашёл в этом занятии я, — то,
что мозг постоянно занят. Размышляешь, как улучшить конструкцию,
как что-то более ловко сделать… Мужик должен постоянно думать о
деле, чтобы не в голову глупые мысли. Иначе его потянет или к
женщинам, или к революции, — смеётся строитель, — и то, и другое
опасно.

«Позвоночник», он же киль пока безымянного фрегата — две
лиственницы, «прошитые» старинным рельсом. Вероятно, японским: в
начале двадцатого века неподалёку были золотые прииски, и в тех
местах до сих пор находят такие рельсы — втрое легче нынешних.
«Рёбра» — шпангоуты — из изогнутых лиственниц (мастер специально
искал в тайге кривые деревья), а треугольные паруса — из списанных
грузовых парашютов. Впрочем, судно вполне может передвигаться и на
дизельной тяге: мастер установил на него двигатель от трактора
«Беларусь». Перекочевала на корабль и рында середины 19 века,
которую кто-то сдал на металлолом.

Со всеми затратами стоимость деревянной диковинки Алексея Шутько
не превышает… ста тысяч рублей!
— Это не считая труда, конечно, — добавляет мастер. — Если этот
пункт добавить (Алексей Николаевич с самого начала строит фрегат в
одиночку!), думаю, до миллиона дотянет.
Что делать с детищем, когда оно будет готово, корабел ещё не решил:
может, катать по Байкалу туристов. А, может, и… затопить.

— Фрегат, конечно, в отличие от петровских предшественников,
наполнен пенопластом и труднопотопляем. Но при желании опустить его
на дно можно, — размышляет Александр Шутько.

— Представляете, какой интерес для дайверов — парусник, притом
старинный, на дне Байкала? В конце концов, если всё будет
благополучно, о нём поговорят и забудут, а здесь постоянно будет
интрига. К тому же, лиственница прекрасно сохраняется в воде, я
одной такой, выловленной со дна, покрыл крышу — до сих пор как
новая.

На корабле таких же габаритов, как судно Алексея Шутько, плавал
пират Френсис Дрейк, вторым после Магеллана совершивший
кругосветное путешествие. Больше «прототипов» у судна не было,
разве что «собирательный образ» пузатого петровского парусника,
который вывел сам мастер.

Корабль рос вместе с внучкой

…На палубе под ноги попадается фарфоровое блюдце.

— Маринкино, — кивает Алексей Николаевич. Его восьмилетняя
внучка росла вместе с кораблём, судно начало строиться примерно
через год после её рождения. Этим летом на фрегате вместе с
девочкой обитали все местные дети и несколько кошек. Сейчас
осталась одна — игрушечная — видимо, выпала за борт и обосновалась
на крыше.

В приметы про женщин на корабле мастер не верит, говорит — куда
без них? А вот церковных праздников старается придерживаться:
однажды сломал ногу, когда работал в воскресенье. Воспринял это как
знак, воскресенье с тех пор — выходной день. Перед спуском на воду
мастер планирует освятить судно. А заодно поинтересоваться у
местного батюшки, не назвать ли фрегат в честь одного из
апостолов.

«По крайней мере, именем политика корабль точно не назову», —
улыбается Алексей Николаевич. Теперь ему осталось дождаться
холодов, чтобы на специальных санях отбуксировать парусник к воде и
перекатить по льду на глубокое место. Слухи, что для такого
переезда придётся убирать электрические столбы, умелец развеял —
высокие мачты, которые могут зацепить провода, будут установлены
уже на льду.

Алексей Николаевич до сих пор работает на корабле — говорит,
есть над чем «кумекать». Успевает работать в музее деревянного
зодчества «Тальцы» и вместе с женой Татьяной мастерить по старинной
технологии берестяные туеса. В таких сейчас среди владельцев
дорогих коттеджей стало модно хранить воду. А 20 лет назад Алексей
Шутько объездил со своими «берестяными» выставками страну — ещё в
«докорабельную» пору.

…Мастер держит руль фрегата. Сверху далеко виден посёлок. Волны
плещутся совсем рядом, и ветер доносит запах воды.
— Это рулевое колесо с другого корабля. Не знаю, какие просторы он
бороздил, что с ним сейчас, а жизнь его, видите,
продолжается.
— Скажите, а где у ко¬рабля душа?
— Никогда об этом не думал… Мотор- сердце. А душа… наверное, она
везде, во всем объёме разом — щурится, глядя на воду, мастер,
дающий жизнь мечте.

Источник: Аргументы и Факты – Иркутск

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram