В музее природы Бурятии посетителей научат, как строить юрту

10 февраля в 15.00 ч. в Музее природы Бурятии в
г. Улан-Удэ состоится интерактивное занятие «Построение hэеы гэр –
юрты. Внутреннее убранство».
Посетители мероприятия смогут принять активное участие в сборе юрты
и расстановке предметов быта, мебели и утвари. «Зуун тала»
собирается представителями мужского пола, «баруун тала» —
женского.
Кроме этого, сотрудники музея подробно и увлекательно рассказывают
о каждом предмете внутреннего убранства юрты. По завершению
«строительства» участники отведают в юрте традиционный бурятский
чай с молоком. Затем планируется фотосессия в юрте. Источник:http://egov-buryatia.ru/novosti-egov-buryatiaru/?tx_ttnews%5Btt_news%5D=25343&cHash=78f70b023c8c95dc64d4d761c894273f Фото с сайтаhttp://www.jurta.info/

Справка: войлочная юрта, или иначе решетчатая
кибитка, является одной из древнейших форм каркасных построек.
Широкому распространению юрты способствовало, во-первых, простота
сборки и разборки, компактность и легкость перевозки, устойчивость
при ветровых нагрузках и неподверженность заносам, сохраняемость
заданной температуры и долговечность. Во-вторых, полисезонность и
приспособленность к различным природно-климатическим условиям,
многообразие использования, удобство интерьера и прочность
конструкции.   
Юрта бурят состояла из деревянного решетчатого каркаса и войлочной
покрышки. Каркас стен собирался в виде цилиндра из отдельных
раздвижных секций (хана), колеблющихся в разных вариантах жилища от
четырех-пяти до десяти-двенадцати штук. По числу хана, то есть
величине юрты, судили о материальном достатке ее
хозяев.   
Изготовление стен, а равно остальных деталей войлочной юрты,
включая сюда кровельные жерди, круг светодымового отверстия,
заполнения дверей и т.д., требовало не только определенного набора
оборудования и инструментов, но и, прежде всего, профессиональных
знаний и мастерства. Оно поэтому со временем выделилось в отдельное
ремесло, которым занимались высококлассные мастера — ханын
дархад.
Собранный и связанный остов покрывался самоваляной войлочной
покрышкой, состоящей из отдельных кусков разного размера и
назначения. Стены обтягивались тремя прямоугольными полосами кошмы
(туурга), верхний край которых заходил на потолочные шесты. Крыша
покрывалась четырьмя полукруглыми кусками войлока, образующими два
слоя мягкой кровли. Причем нижний слой покрытия назывался забаг, а
верхний — дээбэр. Они перекрывали загнутые края стеновых покрышек с
тем, чтобы атмосферные осадки не попадали внутрь жилища. Самый низ
обтягивался двумя узкими и длинными кошмами (хаяабша), которые
имели значение утеплителя и отдушины. Смотря по погоде и времени
года, их то натягивали, то снимали.
Войлока в кочевом быту требовалось в значительных количествах. Он
шел на юрты, постель, декоративные коврики, обувь, сбрую и т. д.
Учитывая два слоя потолочной обтяжки и запасные зимние полотнища
стен, легко подсчитать, что только на строительство одной небольшой
юрты требовалось его от 90 до 150 кв. м. А ведь многие семьи имели
по две-три юрты, не считая богатых, пользовавшихся пятью и более
юртами. Поэтому изготовление войлока было у бурят одним из главных
забот короткого сибирского лета.
Юрты бедных бурят, как правило, имели черное или темно-серое
покрытие, в то время как состоятельные родовичи пользовались белым
или светло-серым войлоком. Это объясняется двумя причинами.
Во-первых, преобладанием в бурятском хозяйстве овец черной,
коричневой и пестрой мастей. Во-вторых, незапамятной традицией,
граничащей с суеверием, которая требовала соблюдения во всем
определенной меры. С этой точки зрения применение бедняками белого
войлока расценивалось бы, прежде всего, ими самими как вызов
судьбе, небесным и земным покровителям, грозивший тяжелыми
последствиями для них. Люди же богатые, так сказать, сильные мира
сего, могли пренебречь многими условностями, надежно защищенные от
всяких бед своим главным оружием, состоявшим из многотысячных стад
скота и запасов драгоценных металлов.
Внутренне пространство юрты, не разделяемое перегородками,
использовалось очень продуманно и рационально. Его организующим
началом выступал очаг (гуламта), сначала состоявший из трех камней
(дули) или металлического тагана для котла, позднее из железной
либо небольшой кирпичной печки. Он устраивался в центре жилища, под
кругом дымового отверстия. Через него в направлении северо-запад и
юго-восток проводился первый воображаемый диаметр, который
пересекался под прямым углом в центре очага другим предполагаемым
диаметром, ориентированным с северо-востока на юго-запад. Они
делили основание юрты на четыре равных сектора, игравших важнейшую
роль в создании убранства и организации домашнего быта. Северный
сектор, расположенный напротив двери, под зодиакальным знаком мыши
(хулгана) символизировал богатство. Здесь действительно хранилось
все самое ценное и дорогое: домашний алтарь с буддийскими
атрибутами, сундуки с парадной одеждой и обувью, запасы тканей,
драгоценности, украшения и другое добро. Сюда же усаживали гостей и
почетных родовичей. Он считался «чистой» стороной жилища и в
цветовой символике бурят соответствовал голубому или синему тону —
эквиваленту вечности, постоянства, нерушимости. Называлось это
пространство хойто тала (северная сторона) или хоймор — почетное
место.
Западная четверть юрты — баруун тала — именовалась мужской
половиной. Она олицетворяла собой белый цвет — символ мужества,
благородства и торжества добрых начал. Здесь располагалась мужская
кровать, охотничье и боевое оружие, словом, все то, без чего была
немыслима жизнь мужчины-скотовода.
Противоположная, восточная часть (зуун тала) считалась женской. Она
предназначалась для кровати и постельной принадлежности женского
состава семьи, запасов продуктов, других предметов домашнего
обихода. Цвет женской части – зеленый — символ роста, размножения и
неувядания.
Разделение жилища на мужскую и женскую доли было чисто условным, ни
в коей мере не говорящим о том, что они не могли заходить на «чужую
территорию» или находиться на ней. Оно лишь способствовало
наивыгодному использованию относительно небольшого объема юрты и
поддержанию в ней надлежащего порядка. Поэтому оно носило сугубо
утилитарный характер, хотя нельзя полностью отрицать его
религиозно-зодиакального значения.
Последний, четвертый, сектор, занимающий южную часть юрты (урда
тала), где располагалась дверь, освящался зодиакальным знаком коня
(морин), одного из самых почитаемых бурятами домашних животных. Его
отличительным цветом был красный, адекватный солнцу, огню, жизни, и
чувствам радости, счастья и торжества. Здесь, по левую сторону от
входа, являющейся продолжением мужской стороны, помещались конская
сбруя, орудия животноводства, сосуды с кумысом, поскольку его
производство и доение кобыл являлось чисто мужским занятием. Здесь
же содержали новорожденных ягнят и телят, пока они не окрепнут. По
правую сторону от входа располагались закрытые шкафы (эргэнэг и
ухэг), открытые полки (таг) с различной посудой, емкости для воды и
молочных продуктов, другие кухонные и хозяйственные
приспособления.
Частичная модернизация жилища, происшедшая в период второй половины
XIX — первой половины XX вв., коснулась, главным образом, его
освещения, обогрева, пола и мебели. Вместо единственного светового
(и дымового) отверстия наверху кровли стали делать одно-два
небольших окошка по бокам двери или фонарь на потолке,
расположенный в пространстве между входом и дымоходом. Они
дополнялись оконным стеклом (взамен обычного до этого бычьего
пузыря), что резко повышало условия освещения в дневное время
суток.
Улучшились двери. Они стали и шире, и выше. Последнее
обстоятельство указывало на то, что стены юрт значительно
«подросли», увеличив тем самым кубатуру жилья, и комфортность
входного проема.  Однако самой решительной реконструкции
подвергся очаг. Если в течение многих веков до этого юрта
обогревалась открытым очагом, устроенным в центре ее основания, то
теперь повсеместно начали применять железные, а в конце периода и
кирпичные печки. Последние состояли всего из трех очень низких
стенок (не более четырех-пяти рядов кирпичей) толщиной в
полкирпича. Открытая сторона служила дверцей. Трубы печек, имели
круглую форму и делались из листовой жести.
Другим не менее важным шагом в этом направлении следует признать
постепенное освоение бурятами деревянного пола. Он в первое время
настилался из толстых досок (плаха) по тонким лагам, уложенным
прямо на грунт. Впоследствии стали использовать для него
обыкновенную половую рейку с более частым расположением нижних
прогонов. В плане он повторял внутренний круг юрты и аккуратно
вписывался в него. Расположение досок соответствовало направлению
юг-север. Очажная площадка оставалась свободной от пола.

VK
OK
Facebook
WhatsApp
Telegram